Реклама

четверг, 6 мая 2010 г.

Связь между хищением акций Михайловского ГОКа и делом Уильяма Браудера

Адвокат Сергей Магнитский, обвиненный в уклонении от налогов, скончался 16 ноября 2009 года в следственном изоляторе «Матросская тишина». Причина смерти, как заявило тюремное начальство, сердечная недостаточность. Но Билл Браудер, клиент Магнитского и в прошлом один из крупнейших инвесторов на российском фондовом рынке, считает: Магнитского просто убили в тюрьме, отказав в доступе к лечению. Юрист, по его мнению, был «взят в заложники», чтобы оказать давление на самого Браудера и его компанию Hermitage Capital в связи совсем с другим делом — о хищении $230 млн из российского бюджета. В этом дерзком преступлении, уверяет Браудер, замешаны высокопоставленные сотрудники силовых органов. А также, как удалось выяснить Forbes, несколько юристов, фигурировавших в деле о попытке хищения акций Михайловского ГОКа.



williambrowderТаких инвесторов, как Билл Браудер, на Западе называют shareholder activists: Hermitage Capital не просто скупал акции — Браудер и его партнеры баллотировались в советы директоров крупных российских компаний, выискивали данные о махинациях и просто неэффективных действиях менеджмента и передавали их журналистам. Мишенью Браудера в разные годы становились Газпром, РАО ЕЭС, Сургутнефтегаз и Роснефть. Одновременно Hermitage Capital вел активные операции на фондовом рынке и добивался неплохой прибыли. Но в 2004 году Браудеру закрыли въезд в Россию и возбудили против него уголовное дело: его фирмы, по версии следователей, незаконно получали налоговые льготы. В прессе неприятности Браудера связывали с его разоблачениями, которые касались менеджмента «Газпрома» и «Сургутнефтегаза». В ходе обысков в качестве вещественных доказательств изъяли уставные документы и печати нескольких фирм, принадлежавших Hermitage. А затем неизвестные злоумышленники осуществили грандиозную махинацию. Используя изъятые следователями печати и документы, они назначили новых директоров компаний. Те подали иски к ФНС, потребовав вернуть якобы переплаченные налоги. С невероятной для российской системы правосудия скоростью требования были удовлетворены: в течение нескольких дней $230 млн были перечислены на счета компаний-истцов. Узнав о мошенничестве, Браудер немедленно придал огласке обстоятельства этой истории. Задержание и арест Магнитского, по версии Браудера, были способом заставить его замолчать.

Летом этого года представители Браудера подали в нью-йоркский суд исковое заявление, в котором были раскрыты подробности преступления, совершенного с использованием похищенных у Hermitage компаний. Помимо прочего, юристы Hermitage Capital обнаружили связь между «похищением» компаний Браудера и историей с арестом акций Михайловского ГОКа пятилетней давности. В обоих делах заметную роль играют юристы Геннадий Плаксин и Андрей Павлов. Оба они представляли в судах интересы фирм, задействованных в хищении бюджетных $230 млн с использованием украденных у Браудера компаний. И они же принимали участие в афере с акциями Михайловского ГОКа. Павлов консультировал Дмитрия Клюева и непосредственных организаторов ареста акций. Впрочем, об их «преступных намерениях» Павлов, как заключили следователи, осведомлен не был. Что касается Геннадия Плаксина, то он на момент попытки хищения акций ГОКа числился председателем наблюдательного совета Универсального банка сбережений. Этот банк, принадлежавший Дмитрию Клюеву, выдал фальшивые банковские гарантии, благодаря которым и состоялся арест акций комбината. За это преступление председатель правления банка Игорь Жлобицкий был приговорен к полутора годам в колонии-поселении. Еще одно связующее звено — сам Универсальный банк сбережений. Как утверждает Билл Браудер (он ссылается на данные российского Центробанка), часть украденных из бюджета средств были перечислены на счета в этом кредитном уреждении. Выводы? Как это обычно бывает, следы оставили только непосредственные исполнители.

источник