Реклама

понедельник, 3 мая 2010 г.

Уолл-стрит спасет порно? ("The New York Times", США)

Как пишет интернет издание "Иносми" G

oldman Sachs на скамье подсудимых федерального суда; президент Обама в Нью-Йорке распекает Уолл-стрит; в Конгрессе активно рассматривают пакеты нормативных законопроектов… Что может помешать мощному локомотиву финансовых реформ? "Комиссия по ценным бумагам и биржам превратилась в шерифа финансовой отрасли, - сообщает Джонатан Карл (Jonathan Karl) из ABC News, - но в новом правительственном докладе, который удалось получить ABC News, делается вывод о том, что некоторые высокопоставленные сотрудники комиссии часами просиживали за служебными компьютерами на своих рабочих местах, посещая такие скабрезные сайты как naughty.com, skankwire и youporn в момент, когда финансовый кризис набирал обороты". 




И объяснить это дело будет непросто. Когда исполнительный директор Goldman Sachs Ллойд Бланкфейн (Lloyd Blankfein) и топ-менеджер компании Фабрис Турре (Fabrice Tourre) предстанут на будущей неделе перед Конгрессом, как сенатор Карл Левин (Carl Levin), возглавляющий подкомитет по расследованиям, намерен ставить их на место, зная, что его главная команда защитников закона выискивала на просторах всемирной паутины "клубничку", в то время как эти люди с выгодой для себя использовали все наше общество?


Ну, "некоторые высокопоставленные сотрудники" это же не вся комиссия, так? Безусловно, это был отдельный случай, и это ведомство закрутило гайки, когда обнаружило проделки своих работников, так? Нет, не так. Ущерб оценивает Associated Press:


- Высокопоставленный юрист из вашингтонской штаб-квартиры Комиссии по ценным бумагам и биржам проводил порой по восемь часов в день, просматривая и скачивая порнографию. Когда у него закончилось место на жестком диске, он перенес файлы на компакт-диски и DVD-диски, которые хранил в коробках, расставленных по всему кабинету. Он согласился уйти в отставку, сообщает агентство.


- Бухгалтеру за месяц более 16000 раз было отказано в доступе к вебсайтам, занесенным в категории "Секс" и "Порнография". Но он все равно умудрился собрать целую коллекцию "очень выразительного" материала на своем компьютере, используя изображения Google, чтобы обмануть внутреннюю систему фильтрации Комиссии по ценным бумагам и биржам. Об этом сообщается в предыдущем докладе генерального инспектора. Бухгалтер отказался давать показания в свою защиту, и был временно отстранен от работы на 14 дней.


- Семнадцать таких сотрудников работали в "высоком звене руководства", получая зарплату до 222418 долларов.


- Количество таких случаев выросло с двух в 2007 году до 16 в 2008-м. Трещины в финансовой системе появились в середине 2007 года, а полномасштабная паника началась к осени 2008-го.


Ну, все равно это мелочи, и нам не нужно беспокоиться по поводу того, что Уолл-стрит не добьется сочувствия от Конгресса, так? Ха-ха! "Высокопоставленный член палаты представителей из Комитета по надзору и правительственной реформе Даррелл Исса (Darrell Issa) (республиканец из Калифорнии) заявил: "Становится тревожно, когда узнаешь, что высокопоставленные чиновники из Комиссии по ценным бумагам и биржам проводили больше времени, смотря порнографию, чем предпринимая меры по предотвращению тех событий, которые привели экономику нашей страны на край пропасти", - пишет Эд О'Киф (Ed O’Keefe) из Washington Post, - "Этот ошеломляющий доклад должен заставить каждого задуматься о целесообразности принятия мер, которые дадут таким регуляторам как Комиссия по ценным бумагам и биржам еще больше прав и полномочий", - добавил Исса, сделав тонкий укол в адрес проводимых финансовых реформ".


(На самом деле, кое у кого из нас возник совсем другой вопрос: где найти такую государственную должность, на которой можно заколачивать почти четверть миллиона баксов в год?)


Кэрол Платт Либау (Carol Platt Liebau) из Интернет-издания Town Hall добавляет жару, рассказывая о наших онанирующих "повелителях":


"Могло ли такое случиться в частном секторе? Конечно. Но разница в том, что (1) мы не платим этим людям зарплаты за их рабочее время своими налогами, и (2) в задачи этих людей не входит следить за нами. Поэтому, чем бы они ни занимались, это их дело.


И наоборот, то, что делают государственные служащие, это наше дело, по крайней мере, тех из нас, кто платит налоги.


А поскольку президент Обама сегодня изо всех сил пытается как можно больше внедрить в жизнь каждого американца государственный контроль и надзор – будь то здравоохранение, финансовый сектор и даже потребление соли – становится очень неприятно, когда тебе в очередной раз напоминают, что наши государственные повелители вовсе не такие идеальные, как пытается убедить нас их главный горячий сторонник из Белого Дома".


Дэниел Индивильо (Daniel Indiviglio) из Atlantic пытается смотреть на вещи снисходительно, но затем, похоже, понимает, что смешками здесь не отделаешься:


"С одной стороны, два случая в 2007 году означают, что либо это не было сильно распространено, либо этого не замечали. С другой стороны, особую тревогу вызывает то, что подобным поведением отличились высокопоставленные сотрудники. Ведь это они должны были внимательно следить за финансовым сектором, возглавляя действия по предотвращению краха системы.


Из этого следует сделать два вывода. Во-первых,  государственным компьютерам нужна более мощная защита, блокирующая подобные материалы. Во-вторых,  это довольно мрачный приговор эффективности регулирующих органов. Когда страна находилась на пике самого мощного за последние 80 лет экономического кризиса, эти люди смотрели порно, вместо того чтобы следить за финансовой системой".


Мэриан Ванг (Marian Wang) из ProPublica полагает, что в этом нет ничего нового. "Это довольно странно, но сообщения о проблеме с порнографией в Комиссии по ценным бумагам и биржам отнюдь не новость, - пишет она, - в 2008 году мы сообщали, что генеральный инспектор вскрыл проблему порнографии в ведомстве, причем дело там зашло дальше, чем простой просмотр порно. Один сотрудник комиссии дошел до того, что открыл собственный частный порнографический бизнес, пользуясь оборудованием своего ведомства – выходом в Интернет, электронной почтой, телефоном, принтером … О результатах таких расследований регулярно сообщали в Конгресс, и с ними в любой момент можно было ознакомиться на сайте генерального инспектора".


Следовательно, заключает она, весь этот сегодняшний тарарам не более чем политические маневры: "Случайно ли то, что конгрессмен Исса вдруг именно сейчас заговорил о серьезности проблемы с порнографией в комиссии, хотя информация об этом имелась уже несколько  лет?" Весомый аргумент, но не по сути. СМИ не обращали внимания на предыдущие доклады, к радости комиссии. То, что они обратили внимание на них сейчас, когда пошли активные разговоры о предоставлении комиссии более широких полномочий, отнюдь не совпадение, но это вполне понятно.


Ведущая либеральной радиостанции Тейлор Марш (Taylor Marsh) искренне пытается выступить в защиту любителей "клубнички", но ей не хватает уверенности и убедительности. "Кажется, во время избирательного сезона 2008 года такое пристрастие у людей усилилось, и это также совпало с самой серьезной финансовой катастрофой со времен Великой депрессии, - отмечает она, - и каков вывод из этой истории? Испытывающие стресс люди хотят снять напряжение, но некоторые из них плохо себя контролируют и не совсем понимают, где и когда можно заниматься такими делами. Это относится к высокопоставленным чиновникам, получающим большие деньги. В этом нет ничего нового, хотя это и вызывает ярость".


Может, в этом и нет ничего нового, но когда такая информация всплывает на следующий день после того, как Обама устраивает разнос Уолл-стрит, выступая в нью-йоркском колледже Купер Юнион, все это вызывает определенное беспокойство. Особенно в связи с тем, что многих позабавило само это выступление. "Оно было больше похоже на заключительное выступление обвинителя, нежели на воодушевляющую речь, - так (положительно, я думаю) оценил выступление Обамы Стив Бинен (Steve Benen) из Washington Monthly, - обращаясь к финансистам как сомневающийся присяжный, президент призвал Уолл-стрит изменить курс".


А вот автор онлайнового дневника Scarecrow из FireDogLake, похоже, не уверен в стремлении президента довести эту борьбу до конца:


"В своей речи в Купер Юнион президент совершенно справедливо критикует банковско-финансовый сектор за то, что он потратил миллионы долларов и направил сотни лоббистов на борьбу с весьма скромными реформами, направленными на уменьшение вероятности повтора той катастрофы, которую этот сектор создал. Но логический вывод, о котором президент умолчал, заключается в том, что крупнейшие банки и финансовый сектор в целом стали слишком крупными, слишком несговорчивыми и испорченными, чтобы обеспечивать экономическое и политическое здоровье нации.


Теперь придется следить за руководителями этих монстров, если у регулирующих органов хватит смелости призвать их к ответу. И что мы будем делать по этому поводу, господин президент? Господа из Конгресса?"


"Эта речь была немного похожа на первую лекцию по финансовой реформе 101: в ней мало яркой риторики, много ученых банальностей, и она в большей мере обширная, нежели глубокая", - написал Дерек Томпсон (Derek Thompson) из Atlantic. И он видит в президентском выступлении повторяющуюся проблему:


"Я хочу особо указать на следующие слова президента: "Нам не нужно выбирать между рынками, не защищенными от кризиса даже самыми скромными мерами, и рынками, загнанными в тупик обременительными правилами, которые подавляют дух предпринимательства и инноваций. Это ложный выбор". Обама все время так поступает: он предлагает две карикатурные версии аргументации каждой из сторон, а затем обе их отвергает. Это умный, но порой наивный шаг. Это выглядит так, как будто вы говорите человеку, собирающемуся сесть на диету: "Вам не нужно выбирать между голодовкой до обморока с заклеенным ртом и обжорством, похожим на то, как откармливают французского гуся перед тем, как свернуть ему голову". Конечно, нет. Это ужасный выбор! Все согласятся с тем, что разумная диета это нечто, лежащее посередине между голоданием и чревоугодием. Но слишком часто варианты ложных выборов Обамы тоже ложные".


Если президент не может даже заручиться достаточной поддержкой со стороны журналистской элиты в Вашингтоне, то мне кажется, мы знаем, чего можно ждать от фонда Heritage Foundation. "Поддержанный президентом сенатский план обеспечит это, дав регуляторам "полномочия для урегулирования" – то есть, право отдавать распоряжения о наложении ареста на крупные финансовые институты даже в том случае, если возникнет ощущение их неработоспособности – причем при ограниченном судебном надзоре, - жалуется Джеймс Гаттузо (James Gattuso) на сайте этого фонда, - тогда регуляторы смогут на свое усмотрение решать вопрос о том, как закрывать компанию. Такой подход не только противоречит понятиям о частной собственности – он создает почву для злоупотреблений. Гораздо лучше, когда есть контролируемый судебными органами процесс с установленными правилами. У нас уже есть такая система, которая действует в других отраслях – называется она банкротство. Почему бы не применить ее здесь?"


Гаттузо также считает, что президент не замечает важной и очевидной слабости в законодательстве:


"План Сената также предусматривает выплаты кредиторам обанкротившихся компаний. Странно, но президент говорит, что говорить об этом "неправильно", потому что закон таких выплат не предусматривает. Но нравится это ему или нет, однако такие положения в нем все же есть. В разделе 204 указано, что Федеральная корпорация страхования депозитов (при закрытии обанкротившихся фирм) может "… предоставлять средства для упорядоченной ликвидации соответствующего застрахованного финансового института". Сейчас, к чести законопроекта, эти средства не будут использоваться для недопущения ликвидации или для компенсационных выплат акционерам. Но кредиторы на них имеют право. Это похоже на ситуацию со страховой компанией AIG в 2008 году, когда акционеры понесли огромные убытки, но кредиторы, включая крупнейшие финансовые компании мира, благодаря налогоплательщикам не понесли никакого ущерба. Это как раз и была выплата кредиторам".


Бывший экономист МВФ Саймон Джонсон (Simon Johnson) обеспокоенно пишет на страничке The Baseline Scenario, что такие аргументы, с которыми выступает Гаттузо, получают поддержку, по крайней мере, среди законодателей:


"Сегодняшнее выступление президента в Купер Юнион произвело впечатление, а его жестикуляция и мимика свидетельствуют о серьезном изменении отношения администрации к крупным банкам за прошлый год. Это похвально.


Но все равно остается весьма неудобный вопрос о законе, который в действительности снизит политическую власть крупных банков – и сделает нашу финансовую систему намного более безопасной. Последние новости из Сената говорят о том, что в начале следующей недели будет представлен некий компромиссный вариант законопроекта Додда о финансовой реформе – "Додд минус". Республиканцы сделали значительный шаг назад, отдалившись от позиции сенатора Макконнела, которую он занял на прошлой неделе ("Черт, нет!"), потому что из опросов общественного мнения становится предельно ясно: тот, кого посчитают противником финансовой реформы, в ноябре понесет серьезное поражение.


Но демократическое руководство не воспользовалось этим преимуществом и той возможностью, которую дает иск Комиссии по ценным бумагам и биржам против Goldman Sachs – ключевые фигуры в демократическом истэблишменте слишком обеспокоены тем, как бы не расстроить доноров финансового сектора. В результате, когда наступит ноябрь, независимые будут смотреть на демократов с презрением, а демократическая база избирателей будет далека от максимума активности. Расчеты делайте сами.


Предположим, что все это дело не провалится в тартарары. Какой подход лучше всего избрать демократам? Этот вопрос вызывает небольшой спор между двумя юными любимчиками левых из блогосферы. Вот что пишет в своем блоге в Washington Post Эзра Кляйн (Ezra Klein):


"Законопроекты Додда и Фрэнка не об изменении методов работы финансового сектора, а об изменении методов его регулирования. Есть реальная потребность в законоположении об изменении полномочий регуляторов, поэтому данные законопроекты не такая уж плохая вещь.


Но вопрос в том, будут ли они достаточны. Может быть, нам также нужен закон, который решительно не в интересах финансового сектора? Закон, который снижает его долю в общем объеме внутренней прибыли, сокращает реальные зарплаты этих людей и делает инвестиционные банки менее привлекательными для самых сообразительных выпускников колледжей, которые после выпуска бегут туда рысью? Закон, помогающий мелким фирмам, которые легче разоряются; закон, не дающий огромных вознаграждений людям, создающим сложные и непроверенные продукты, а затем продающим их другим людям, которые знают об этих продуктах еще меньше? Иными словами, может быть, нам нужна такая финансовая отрасль, которая больше похожа на ту, что была у нас сразу после Великой депрессии?"


"Я на самом деле не понимаю прогрессирующую страсть к чрезмерной регламентации структуры американской экономики", - парирует Мэттью Иглесиас (Matthew Yglesias) на своей страничке в Think Progress. А не понимает он вот что:


"Задумайтесь над двумя проблемами:
- провалы финансовых институтов, которые стоили налогоплательщикам миллиарды долларов
- неравенство в доходах, которое вышло из-под контроля.


Программный ответ на первую проблему состоит в "законоположении об изменении полномочий регуляторов". А программный ответ на вторую – в повышении налогов, чтобы за их счет расширять государственные услуги и повышать их качество. Есть ли какая-то третья проблема, которую решат попытки сделать Уолл-стрит менее доходным? В итоге получается следующее. Пока у людей сохраняется желание доверять свои деньги алчным и вечно рискующим банкирам, я бы хотел, чтобы эти банкиры находились в Нью-Йорке и платили налоги в американскую налоговую службу, которая финансирует строительство прекрасных школ и новых систем общественного транспорта, а не в Цюрихе, финансируя тамошние школы и системы общественного транспорта.


Финансовый сектор, создающий системные риски, это угроза для всей экономики, и на решение этой проблемы нацелено законодательство. Неравенство и дефицит социальной справедливости это также большая проблема, но мне кажется, что эту проблему нужно решать через налоги, безвозмездные социальные выплаты и социальные услуги, но не через финансовое регулирование".


"Мэтт Иглесиас неправильно меня понял, - отвечает ему Кляйн, - прибыли Уолл-стрит волнуют меня не по причинам социальной несправедливости и неравенства. Я не думаю, что возможно эффективно регулировать финансовую отрасль, когда она высасывает около трети внутренних прибылей. Стимулы идти на масштабные риски будут просто слишком мощные. Стремление подкупить Вашингтон, чтобы отменить регулирующие нормы и законы со временем окажется непреодолимым".


Кляйн согласен с Иглесиасом по поводу того, что надо "обложить Уолл-стрит такими налогами, чтобы работать там было уже не столь невероятно прибыльно". Но он видит здесь одну загвоздку: "Видимо, такой налог должен носить глобальный характер, потому что эта мера принесет в банковский сектор материальные изменения, из-за чего она становится вдвойне маловероятной".


В любом случае, оба блоггера считают, что данный вопрос гораздо шире, чем даже регулирование самого большого локомотива нашей экономики. Изменения на Уолл-стрит будут означать изменения во всем нашем обществе на каком-то фундаментальном уровне. Как это часто бывает (вспомните Эру прогресса в США в конце 19-го – начале 20-го века или период после Уотергейта), двигателем таких изменений является недовольство масс, а сейчас этого добра хоть отбавляй. Задумайтесь, как это делает Ив Смит (Yves Smith) в своем блоге Naked Capitalism, над заявлением босса Goldman Sachs Бланкфейна о том, что "дело регулятора против банка было политически мотивированным, и в конечном итоге, оно нанесет вред Америке".


"Мысль о том, что действия Комиссии по ценным бумагам и биржам из-за одной-единственной операции равносильны кампании по уничтожению фирмы кажется странной, - пишет Смит, - это говорит либо о чрезмерной реакции на плохие отклики в прессе, либо о признании такой возможности, что разоблачения в деле комиссии докажут наличие хищнического поведения … частные иски против банка Bankers Trust, активно занимавшегося деривативами, также выглядели очень слабыми, но они нанесли банку огромный ущерб, показав его циничное и грабительское отношение к клиентам. Пока об этом говорить слишком рано, но похоже, Комиссия по ценным бумагам и биржам нашла мягкое и уязвимое подбрюшье у Goldman Sachs".


Возможно, Смит права. Но учитывая порноскандал в рядах комиссии, детально расписанный Associated Press, своим метафорическим выражением по поводу интимных мест Goldman Sachs она непреднамеренно ослабляет свои доводы. Недовольство масс в настоящее время двустороннее. И это не метод для осуществления реформ.
Оригинал публикации: Will Wall Street Be Saved by Porn