Реклама

воскресенье, 16 октября 2011 г.

Кто сольет русские атомные лодки? И новая война как видео игра.


Максимальное дистанцирование от противника (оператора БПЛА от врага могут отделять тысячи километров), бесконечная «видеоигра» в реальности и виртуальности вызывают серьёзные психологические изменения, которые в корне меняют облик современной войны.



     Современное высокотехнологичное вооружение позволяет американцам расстреливать талибов несколькими нажатиями кнопок на джойстике. Затем, после боевого дежурства, солдаты идут отдыхать и продолжают играть с помощью джойстика, на этот раз убивая врагов в видеоиграх. Военнослужащий американской армии Тайлер Сандаски в свой 21 год уже является ветераном афганской войны. Во время патрулирования в северо-восточной провинции Кунар Сандаски периодически приходится уничтожать удалённые цели с помощью джойстика и монитора дистанционного модуля CROWS с пулемётом калибра 12,7 мм. «Это довольно весело наблюдать за людьми. Они так далеко и не знают, что вы смотрите на них, - рассказывает Тайлер Сандаски. - Это то же самое, что и видеоигра: вы нажимаете кнопку - и противник падает».
     Это на самом деле похоже: оператор CROWS находится под защитой брони транспортного средства, на экран выводится картинка с тепловизора, одинаковая днём и ночью, а стрельба на расстоянии 2 км представляет собой простое совмещение перекрестия прицела на экране и нажатие кнопки на джойстике. По мнению профессора Дина-Питера Бейкера (из Академии ВМС США), это сходство не случайно и связано с тем, что производители оружия пытаются использовать привычки «поколения геймеров». Однако есть и другая сторона: дистанционно управляемые установки типа CROWS и надежная броня существенно повышают защищённость солдата: уже не надо торчать из автомобиля, сидя за пулемётом, в то время как пули свистят возле головы. В результате происходит дегуманизация врага: фигуры на экране CROWS не воспринимаются как люди, солдаты не чувствуют опасности, не видят крови, боли и не слышат стоны умирающих.
     С одной стороны, это хорошо, поскольку снижает количество и тяжесть посттравматического синдрома, связанного со столкновением со смертью. Но с другой стороны, неуклонно снижается планка применения силы. Сегодня сотни беспилотных самолётов без малейшего риска для операторов ведут бомбардировку, вызывая множество жертв среди мирного населения. Ранее подобную практику, возможно, назвали бы расправой, но непосредственное участие только оператора-человека затрудняет юридическую оценку такой практики.
     Изменения в психологии солдат очень серьёзны и фактически являются приметой новых, дистанционных войн. Сегодня в Афганистане сталкиваются две совершенно различные силы: американские солдаты, которые погружены в «видеоигру», и талибы, которым приходится жертвовать собой и видеть смерть своими глазами, а не объективами телекамер.
     В XXI веке война не стала гуманнее, просто солдаты дистанцировались от самых неприглядных её сторон. По мнению американских офицеров, «видеоигры» не вызывают у солдат отторжения, и ввязаться в войну сегодня намного проще - ведь за экраном видеоприцела ты в безопасности, а после смены можно будет расслабиться в кругу семьи или друзей.
     
* * *

     Пентагон запустил новую программу LDUUV по разработке подводного робота, который сможет выполнять длительное автономное патрулирование.
    

     Новый робот будет иметь автономность не менее 70 суток. Для сравнения: атомная подлодка типа «Вирджиния» с экипажем более 100 человек имеет автономность 90 суток. Кроме того, беспилотные подлодки намного более дешевле, чем «Вирджиния», стоимость которой составляет более 1 млрд. долларов.
     Запрос Пентагона, кроме автономного плавания в течение 2 месяцев, предполагает возможность точной навигации с прохождением 40 контрольных точек за 5 часов с погрешностью не более 50 метров от каждой точки. Тип источника энергии не определён, отмечается только необходимость использовать технологии снижения энергопотребления.
     Прототип LDUUV станет первым в истории подводным роботом с мощной интеллектуальной системой ориентирования в окружающем пространстве. С помощью специального программного обеспечения и датчиков LDUUV должен обнаруживать и обходить разнообразные препятствия. В частности, системы обязаны выявлять присутствие других судов в радиусе около 4 км с надежностью 99,9%, а также идентифицировать их, т.е. определять, военное это судно, туристическое или рыболовецкое.
     Также LDUUV должен будет избегать и более сложных препятствий - рыболовных сетей, которых особенно много вдоль береговых линий. Большую проблему представляет собой разнообразие этих снастей: от отдельных нитей с крючками до сплошных стен из прочных волокон. LDUUV будет обнаруживать сети и избегать столкновения с ними, а если все-таки робот запутается, то с помощью специальных алгоритмов и приспособлений он должен самостоятельно освободиться и продолжить выполнение миссии.
     Появление в водах Мирового океана роботов типа LDUUV серьёзно изменит военный баланс. Крупнейшие страны, владеющие ядерным оружием, в основном полагаются именно на морскую составляющую ядерного сдерживания. Дело в том, что малошумные подводные лодки очень сложно обнаружить: океан огромен, надводные и подводные корабли физически не могут патрулировать каждый регион, а найти подлодку, например подо льдом, можно фактически только «на ощупь», т.е. с очень небольшого расстояния. Но десятки подводных роботов с большой автономностью способны создать рубежи, сквозь которые будет очень трудно пройти незамеченным. Кроме того, тяжёлый робот потенциально способен ставить минные заграждения и применять торпедное вооружение, при этом вопрос скрытности, тесно связанный с жизнями членов экипажа и стоимостью субмарины, для LDUUV не так актуален. В результате беспилотные субмарины смогут обеспечить патрулирование на обширной территории и станут серьёзной угрозой для подводного флота противника. 
http://www.redstar.ru/2011/10/15_10/3_05.html