Реклама

пятница, 29 марта 2013 г.

О чем не расскажут инвесторам: Графитовое золото


Экономический кошмар из романа “Гиперболоид инженера Гарина” может воплотиться в жизнь. Золотой стандарт, о возврате к которому говорят эксперты валютного рынка, может умереть, так и не возродившись. И все благодаря открытию российских ученых.
 
Если просто — российским ученым из Дальневосточного геологического института, Института химии, Института тектоники и геофизики и Института горного дела ДВО РАН под руководством академика Александра Ханчука удалось открыть новый тип месторождений благородных металлов: “металлорганические нанокластеры золота и платиноидов в составе графита”. Такие месторождения широко распространены в мире и, что еще более важно, расположены в обжитых, с развитой инфраструктурой местах.

А гири-то золотые!

Графитовые месторождения давно известны и, как ранее казалось, хорошо изучены. “Ловили” в них геологи и следы золота и других благородных металлов — в незначительном количестве. Но следы золота в разных породах встречаются не так редко, как принято думать, — вопрос в том, какова концентрация и легкость извлечения.

Самородные месторождения золота (например, черносланцевые) тем и ценны, что весь процесс золотодобычи заключается, в сущности, в очистке имеющегося золота от сопутствующих пород. Химический метод выделения золота уже более затратен и трудоемок, промышленная золотодобыча оправданна здесь только при высокой концентрации золота. В графитовых месторождениях до сих пор обнаруживали лишь незначительные следы золота и платиноидов. При этом находятся они в связанном с графитом состоянии, то есть требуются технологии химического извлечения. Невыгодно.

Все изменилось, когда группа Ханчука проверила графитовые месторождения не традиционным химическим способом, “пробирочным”, а с помощью ионной масс-спектрометрии и нейтронно-активационного анализа. Ионный масс-спектрометр, в частности, помог увидеть “спрятанные” в графите наноформы золота и платиноидов. При традиционном химическом анализе они не определялись, так как золото не выделялось из графитовой “спайки”.
Что это дало? Полное изменение представления о концентрации благородных металлов в графитовых месторождениях. Так, группой Ханчука были исследованы образцы пород из давно известных графитовых месторождений в Приморье, Хабаровском крае и Еврейской АО. Причем в Приморье месторождение известно с 50-х годов, разработку его можно вести открытым способом — то есть без дорогостоящих шахтных работ.

Обычный химический анализ рассмотренных группой ученых проб дал концентрацию золота в 3,7 г на тонну, а спектрографический — до 17,8 г/т. По платине: 0,04—3,56 г/т “в пробирке” и до 18,55 г/т — на спектрометре. Палладий, ценнейший катализатор и добавка, улучшающая свойства металлических сплавов, обнаружился в концентрации до 18,55 г/т вместо 0,02—0,55 г/т при традиционном методе анализа. То есть благородных металлов оказалось в разы больше, чем прежде думали.

Однако достаточна ли такая концентрация золота и платиноидов для того, чтобы месторождение представляло практический интерес? Академик Виталий Филонюк, специалист по золоторудным месторождениям, профессор Иркутского государственного технического университета и Института недропользования, приводит такие сравнения. Минимальная концентрация золота в России — у Куранахской группы месторождений (Алданский район Южной Якутии): 1,5 г/т. Эксплуатация месторождения начиналась 30 лет назад с 5—7 г/т, всего добыто 130 т золота. Максимальная концентрация золота — на новом месторождении “Купол” (Чукотка), отработанном месторождении “Кубака” (Магаданская обл.) — до 20 г/т и более. То есть исследованные месторождения находятся в группе с концентрацией выше среднего.

Эльдорадо под ногами

Практически золото валяется у нас под ногами: исследованные месторождения графита широко распространены во всем мире — крупные месторождения есть, например, в Ленинградской области, в США, в Европе… До сих пор просто никому не приходило в голову проверить их на золото инновационными методами, признает Ханчук. Теперь, когда обнаружена фактически новая форма руд драгоценных металлов, нужно думать, такие исследования пройдут повсеместно. И дальневосточные ученые не сомневаются, что золото и платиноиды будут найдены в сопоставимых концентрациях: тип-то месторождений один и тот же.

Правда, технологии извлечения таких нановключений благородных металлов из графита только разрабатываются. По мнению Александра Ханчука, до начала промышленной разработки пройдет лет двадцать. Да и технологии будут, скорее всего, дороже традиционных — причем платиноиды извлекаются из графита тяжелее, чем золото.

Но, отмечает Ханчук, удешевление будет идти за счет того, что сами месторождения доступны, находятся в районах с развитой инфраструктурой, а добыча возможна поверхностным способом. Виталий Филонюк относится к результатам работы дальневосточных ученых скептично, считает, что пока для далеко идущих выводов не хватает данных, но соглашается, что через 20 лет возможна промышленная добыча.

“Грузите золото бочками”

Однако то, что для ученых — интересный научный факт и повод для дискуссии, для мировой экономики — просто нож в спину. Судите сами. Сегодня, когда всему миру стала очевидна слабость доллара, о необходимости новой мировой валюты заговорили все — от экономистов до валютных спекулянтов типа Джорджа Сороса, от Всемирного банка до правительств разных стран. Причем все чаще чаша весов склоняется к необходимости возвращения золотого стандарта. Ведь идея гибкого взаимного изменения курсов мировых валют оказалась подорвана эмиссионной политикой США: кто теперь даст гарантии, что новая мировая валюта не будет обесценена политикой выпускающего ее правительства?

Золото в этом смысле гораздо более устойчиво — общие запасы золота в центробанках всего мира по состоянию на июль 2008 года оценивались в 29 822,6 тонны (20% всех активов). Правда, в частном владении золота гораздо больше — так, Индия ежегодно импортирует 700—800 т золота, а общие частные запасы в этой стране, где золотые украшения являются традиционным свадебным подарком, оцениваются в 15—20 тыс. тонн. Но все равно золота в мире немного. А главное — объемы его добычи до сих пор были устойчивы.

Всего за последние 6000 лет человечество добыло примерно 145 000 т золота. Причем до 1848 года из недр извлекли менее 10 000 тонн — более 90% добытого золота приходится на последние полтора века. Именно увеличение золотодобычи благодаря новым технологиям способствовало падению популярности золота. Однако все, даже передовые методы золотодобычи не могли преодолеть ограниченности разведанных запасов золота. По данным Управления геологии и полезных ископаемых США, объем доказанных мировых запасов золота, добыча которых возможна и экономически целесообразна, составляет всего 47 тыс. т. При этом уже несколько десятилетий мировая золотодобыча составляет около 2,5 тыс. т золота в год. Цифра эта корректируется только в сторону уменьшения: старые месторождения золота иссякают, а новые почти не появляются.

А теперь представьте себе перспективу увеличения объема мировых золотых запасов в несколько раз. Да, это золото попадет на рынок не ранее чем через 20
лет. Но ценность того или иного рыночного актива определяется не только существующим положением, но и перспективами сохранения его полезности и редкости. Сколько золота сегодня запасут центробанки, коммерческие банки и простые граждане, если будут знать, что через 20 лет этого благородного металла будет в разы больше? И, соответственно, можно ли рассчитывать, что при такой перспективе золото и дальше будет дорожать?

В общем, пока сами ученые увлечены исследованиями новых образцов из различных месторождений страны, экономистам придется принять во внимание тот факт, что золотой стандарт, о введении которого так много рассуждали в последнее время, как говорится в анекдоте, “ку-ку”. Интересно, сколько времени мировым рынкам понадобится на осознание этого факта?

Татьяна Рыбакова, Московский комсомолец