Потрясающая статья о геополитике, трубопроводах, чинках

Геополитика: новые ходы
Андрей ДИЕВ, эксперт Института геополитической информации «Энергия».



Кровавые беспорядки на юге Киргизии в эти дни привлекают внимание мировых СМИ и аналитических центров. Драматические события в этой небольшой республике, входившей до декабря 1991 года в состав СССР, являются, по мнению многих экспертов, отражением сложных процессов в Центральноазиатском регионе, сопряженных со столкновением геополитических и экономических интересов традиционных и новых центров силы. Среди прочего речь идет об энергоресурсах и направлении их транспортировки на мировые рынки.


     В МАЕ этого года президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов совершил двухдневный государственный визит в Индию. С учетом того, что Туркмения является одной из ведущих газодобывающих стран, этот визит, естественно, не остался незамеченным для экспертного сообщества. На переговорах в Нью-Дели тема расширения двустороннего сотрудничества в энергетической сфере была одной из ведущих. Премьер-министр Индии Манмохан Сингх назвал топливно-энергетический сектор одним из приоритетных направлений партнерства с Туркменистаном. Индийская сторона также проявила готовность развивать тесные контакты в области высоких технологий и сфере транспорта.
     Манмохан Сингх не скрывал, что Индия крайне заинтересована в реализации проекта ТАПИ - строительстве газопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия. В заявлении индийского МИД по итогам состоявшихся переговоров было подчеркнуто, что Индия и Туркменистан намерены продолжать сотрудничество по проекту трансафганского газопровода с целью его скорейшей реализации. В свою очередь Гурбангулы Бердымухаммедов подчеркнул, что Туркменистан рассматривает Индию как будущего стратегического партнера в энергетической сфере.
     По новому трубопроводу Индия намерена получать «голубое топливо» с туркменского месторождения Даулетабад. Предполагается, что газопровод позволит Туркменистану экспортировать до 100 млн. кубометров газа в сутки, т.е. свыше 35 млрд. кубометров в год.
     Наша справка. Проект газопровода, стоимость строительства которого оценивается в 4 млрд. долларов, существует с 1990-х годов, но его реализации препятствуют нестабильность в Афганистане и сложные отношения между Индией и Пакистаном. Вместе с тем и Индия, и Пакистан остро нуждаются в углеводородном сырье (потребление нефтепродуктов в Индии в 2009-2010 финансовом году выросло на 3,5 процента при прогнозах правительства в 2,4 процента) и готовы приобретать у Туркмении до 70 млрд. кубометров газа ежегодно. Это вдвое больше объема, предусмотренного проектом. 
     Туркменистан заинтересован в Индии не только как рынке сбыта углеводородного сырья, но и как источнике новых технологий для своего ТЭК. Его официальные лица подчеркивают, что приветствовали бы участие индийских партнеров в модернизации нефтегазового сектора Туркменистана. Министр нефтяной промышленности Мурли Деора на встрече с Гурбангулы Бердымухаммедовым предложил построить в Туркменистане нефтехимический завод с условием гарантии поставок газа. Индийские компании готовы также принять участие в разведке, разработке и добыче углеводородов на туркменской территории.
     Гурбангулы Бердымухаммедов на переговорах в Нью-Дели отметил, что его страна делает ставку на диверсификацию национальной экономики и заинтересована в развитии широкого взаимодействия в таких отраслях, как химическая, горнорудная, текстильная индустрия, фармацевтическая промышленность, сельское хозяйство, связь и телекоммуникации.
     Перспективным направлением сотрудничества между Туркменистаном и Индией является, кроме того, транспортная сфера. По словам Гурбангулы Бердымухаммедова, его страна могла бы стать удобным транспортным коридором для выхода Индии в Европу. Между Туркменистаном и Индией уже налажено сотрудничество в области воздушного сообщения. Туркменская авиакомпания осуществляет регулярные рейсы из Индии в Европу и из Европы в Индию.
     По мнению Бердымухаммедова, настало время задуматься и о возможностях сотрудничества в области развития наземных систем. Эти системы могли бы транзитом через Туркмению соединить Индию с рынками государств СНГ и государствами Прикаспийского и Причерноморского регионов. «Мы заинтересованы в привлечении индийских капиталов в развитие транспортной инфраструктуры, - заявил Гурбангулы Бердымухаммедов, - и всемерно поддерживаем налаживание сотрудничества в этом перспективном направлении».
     СРЕДНЯЯ АЗИЯ рассматривается как перспективный рынок для своей продукции и инвестиций не только Индией. Помимо традиционных игроков на этом региональном поле геополитики - США, Евросоюза, Турции и России, - все активнее здесь проявляет себя Китай. Средняя Азия стала как раз одним из тех географических районов, где сталкиваются естественные экономические интересы многих государств, в том числе двух великих азиатских держав. Отношения между Индией и Китаем, несмотря на внешнее спокойствие, далеко не простые. Помимо сложной истории двусторонних отношений, причиной тому растущие потребности экономик обеих стран в сырье, прежде всего в энергоресурсах, что порождает конкуренцию за их источники.
     Индия, не имеющая в отличие от Китая сухопутной границы с азиатскими республиками бывшего СССР, несколько позже проявила интерес к природному газу и нефти этого региона. Китайские компании уже получают по трубопроводам нефть из Казахстана и газ из Туркменистана.
     Наша справка. Газопровод Туркменистан - Китай, проходящий через территорию Узбекистана и Казахстана, был торжественно открыт в присутствии лидеров этих четырех стран в декабре 2009 г. Протяженность трубопровода до границы КНР превышает 1.800 км. В 2010 г. по нему будет прокачано 13 млрд. кубометров газа. На проектную мощность 40 млрд. кубометров эта транспортная артерия выйдет в 2013 г. 30 млрд. кубометров намерен продавать Туркменистан, 10 млрд. кубометров - Узбекистан и Казахстан. Договор с «Туркменгазом» китайцы заключили на 30 лет. 
     Китайский бизнес, поддерживаемый государством, довольно успешно укрепляет свои позиции в Центральной Азии - и не только в сфере энергоресурсов. Мало кто знает, что китайские экономические интересы реализуются сегодня и в Афганистане - стране, фактически находящейся под контролем войск западных государств.
     В связи с этим уместно будет процитировать американскую газету «Нью-Йорк таймс», на страницах которой в январе этого года Майкл Вайнс поделился своими впечатлениями от увиденного на афганской земле: «Забор под напряжением. Взрывоустойчивые мешки с песком. Пятьдесят три блокпоста национальной полиции... Но пехотинцы, расквартированные в чашеобразной долине примерно в двадцати милях (32 км) к юго-востоку от Кабула, не сражаются с талибами и даже не носят оружия. Во-первых, они готовятся добывать медную руду на одном из самых богатых из никогда не разрабатывавшихся подобных месторождений на земле. Во-вторых, они китайцы.
     Эти люди работают над инвестиционным проектом, занимающим среди аналогичных проектов в искалеченном войной Афганистане первое место с большим отрывом.
     Два года назад принадлежащий китайскому государству конгломерат-корпорация «Металлургическая группа Китая» заплатил за право вести добычу руды на месторождениях близ кишлака Айнак 3,4 млрд. долларов, то есть на миллиард больше, чем соперничавшие с ним канадцы, европейцы, русские и американцы. В ближайшие двадцать пять лет планируется извлечь из недр земли около одиннадцати миллионов тонн меди, что составляет треть от всех разведанных запасов Китая.
     Получается так, что, пока США тратят сотни миллиардов на борьбу с «Талибаном» и «Аль-Каидой», Китай обеспечивает себе сырье, активно поглощаемое его бурно развивающейся экономикой, то есть мировая сверхдержава зациклилась на безопасности, а ее ближайший и весьма удачливый конкурент - на зарабатывании денег».
     В «Нью-Йорк таймс» сообщается, что «Металлургическая группа Китая» взяла на себя обязательства «построить теплоэлектростанцию (ТЭС) мощностью четыреста мегаватт и снабжать электроэнергией как медные шахты, так и нередко страдающий от отключений электричества город Кабул. Для нужд ТЭС МГК намерена открыть новую угольную шахту, а также металлургический завод для обогащения медной руды и железную дорогу для перевозки угля на ТЭС и меди в Китай. Если условия контракта будут соблюдены, то китайцы также займутся в Афганистане строительством школ, дорог и даже мечетей».
     Любопытны сравнительные оценки американцев и китайцев афганцами. «Нурзаман Станикзай, - пишет Майкл Вайнс, - в восьмидесятых годах был моджахедом, стрелял в солдат Красной Армии из американского оружия. Сейчас он работает подрядчиком МГК, строит для айнакской шахты электрическое ограждение, взрывоустойчивые стены, общежития для рабочих и автомобильную дорогу в Кабул.
     - Китайцы гораздо умнее. На переговорах с местными они одеваются в гражданское, ведут себя очень дружелюбно. Американцы хуже. Приехали в форме, с автоматами и всем прочим, совсем не такие добрые, - сказал он недавно. Мы тогда долго болтали с ним в его квартире в Кабуле».
     Любопытно, что афганская полиция, которая отвечает за безопасность в районе расположения шахт, была сформирована и обучена практически исключительно на американские деньги. Правда, полторы тысячи афганских полицейских, расквартированных в Айнаке и его окрестностях, не входят в состав основных сил полиции и наняты на особых условиях. Подразделения армии США, дислоцированные в провинции Логар, где расположен кишлак Айнак, насчитывают около двух тысяч военнослужащих. Свои патрульные операции обычно проводят южнее расположения шахт...
     Вот такие метаморфозы современной мировой экономики. К слову, недра в районе Айнака в 1979 году исследовали советские геологи. Они взяли тогда образцы руд и картографировали район Айнакского месторождения, но горнорудные работы так и не были начаты из-за разгоревшейся гражданской войны. Когда американские войска высадились в Афганистане в 2001 году, афганские геологи укрывали собранные советскими специалистами данные по Айнаку до тех пор, пока не были созданы условия для возобновления работ на месторождении. Тогда-то и появились китайские бизнесмены.
     НЕТРУДНО предположить, что китайская активность в Центральной Азии не отвечает геополитическим интересам США. Американцы стремятся направить газ и нефть Центральной Азии в западном или южном направлении. Как отмечает армянский аналитик Игорь Мурадян, «Индия, по замыслу американских проектировщиков, должна стать полюсом притяжения обширных регионов Центральной Азии, предоставляющих великой державе Южной Азии свои ресурсы. В 2006 году Дж. Буш подписал некий документ, содержащий задачи по организации перетока энергетических ресурсов Центральной Азии в Индию. Несмотря на то, что в данном документе отмечается вся Южная Азия, включая Пакистан, как потребитель данных центральноазиатских ресурсов, но не вызывает сомнений, что истинная цель - это усиление Индии и предотвращение ориентации нефтяных, газовых и других сырьевых ресурсов Центральной Азии на Китай».
     Поэтому США со времен президентства Клинтона пытаются создать военно-политические условия для реализации идеи постройки трубопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия. Он должен пройти через афганскую провинцию Гильменд в пакистанский Белуджистан, имеющий выход в Индийский океан.
     С Белуджистаном проблем потенциально не меньше, чем с Афганистаном. Этот район составляет свыше 40 процентов территории Пакистана. Часть вождей местных племен недовольны экономической политикой центрального правительства в Исламабаде, и время от времени в провинции происходят вооруженные беспорядки. Суть требований местной элиты весьма проста: центральное правительство должно оставлять в провинции больше доходов от добычи урана и меди.
     До сепаратистских требований отделения дело пока не доходит. Но гипотетически нетрудно представить, как могут развиваться события в этой провинции, если экстремистские организации религиозного толка сумеют ввергнуть Пакистан в смуту. Геополитическая выгода для некоторых центров силы - возможность вывозить нефть и сжиженный природный газ на мировые рынки, минуя Пакистан.
     Разумеется, это только один из потенциальных вариантов развития событий в бассейне Индийского океана. У западных аналитических центров имеется целый набор геополитических сценариев по перекройке государственных границ в Азии в зависимости от «конъюнктуры геополитического момента»: создание курдского государства, раздел Ирака на шиитскую и суннитскую части, а Турции, уменьшенной за счет изъятия у нее курдских и «армянских» районов, - на европейскую и азиатскую, дробление Ирана с отделением от него северных районов, где традиционно проживают азербайджанцы (Южный Азербайджан), «разборка» Пакистана, ставшего государством сравнительно недавно, после предоставления англичанами независимости Индии в 1947 году...
     В НОВОЙ стратегии национальной безопасности президент США Барак Обама рассматривает Индию как восходящую державу. «Ответственное продвижение Индии, - отмечается в обнародованном недавно документе, - служит положительным примером для развивающихся стран, а также предоставляет возможность для расширения экономического, научного, экологического партнерства и партнерства в сфере безопасности». Особо подчеркивается, что США и Индия - это две крупнейшие демократические страны мира, которые строят стратегические партнерские отношения, подкрепленные «общими интересами и общими ценностями».
     Президент США Барак Обама сообщил на днях, что он планирует поездку в Дели в ноябре этого года. По словам хозяина Белого дома, его страна ценит Индию не только за географическое положение в Южной Азии, но и главным образом за глубокие социальные, политические и стратегические связи, соединяющие два государства.
     Геополитический замысел США очевиден, в том числе и для Нью-Дели. Что касается самой Индии, то она стремится проводить в отношении соседей весьма взвешенную политику, сохраняя мир на своих границах.
     Проект трубопровода из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан (ТАПИ) в первоначальном американском варианте, видимо, не реализуем в обозримом будущем. Во-первых, ситуацию в Афганистане невозможно быстро нормализовать. Во-вторых, экстремистские группировки, базирующиеся на пакистанской территории, видимо, продолжат террористические вылазки против Индии, что чревато новыми периодическими обострениями межгосударственных отношений между соседями (из-за этого трудности и с другим проектом - газопроводом Иран - Пакистан - Индия).
     Есть иной вариант поставки газа из Туркмении в Индию. Но для этого должна быть задействована иранская территория. Добытый в Туркменистане газ может поставляться для нужд северных районов Ирана, а Иран предоставлять в тех же объемах газ со своих южных месторождений индийским компаниям. «Голубое топливо» необязательно транспортировать через пакистанскую территорию. Его можно перекачивать в Индию по подводному газопроводу, минуя пакистанские территориальные воды.
     Проект, заметим, дорогостоящ, но технически реализуем. Хотя здесь есть «подводные камни» - негативное отношение США к Ирану, с чем не могут не считаться в Нью-Дели. Тем не менее, судя по всему, надежд индийский бизнес не теряет. Индийские компании декларируют намерение приобретать доли в газовых месторождениях Туркмении и направить свои инвестиции в газовые месторождения на суше. Так что богатства Средней Азии влекут к себе центры мировой экономики. Конкуренция за влияние в регионе обостряется.

Уважаемый источник: http://www.redstar.ru/2010/06/16_06/3_04.html

Популярные сообщения