Lenta kotirovok

Some blogs or websites linked from this site may contain objectionable or uncensored content, www.mainru.com is not affiliated with these websites and makes no representations or warranties as to their content.

пятница, 9 августа 2019 г.

Деньги на халяву или что мы не будем возвращать. Вникаем в суть проблемы.

Внешние займы и проблема государственного долга - Или почему им не обломится ничего.
Robot Tongue Beer Taster | DRINKING IN AMERICAРост государственного долга России тесно связан с расширением империи, особенно в царствование Екатерины II. Разумеется, российские монархи обращались к зарубежным кредиторам и до ее вступления на престол. Однако, именно в екатерининское царствование Россия начинает регулярно делать внешние займы для финансирования военных операций.
Французская революция и военные походы Наполеона I лишили Россию возможности беспрепятственно делать займы в Генуе и Амстердаме. Екатерина II умерла в 1796 году, оставив своему сыну значительный государственный долг. После раздела Польши Россия взяла на себя также долг польской казны, короля и некоторые частные польские долги. В результате общая сумма российского долга Гопе и Ко составила 8833 тысяч гульденов25. Павел I распорядился образовать Комитет погашения долгов. Русское правительство обязалось погасить этот долг в течение 12 лет, начиная с 1798 года. Павел I намеревался отказаться от внешних займов. Однако, уже в 1798 году было подписано соглашение с английским правительством о предоставлении России субсидии в размере 225 тысяч фунтов стерлингов и 75 тысяч фунтов стерлингов ежемесячно. Эти деньги предназначались для финансирования совместной англо-русской экспедиции в Голландию и русско-австрийских операций в Северной Италии.
25 июня / 7 июля 1807 года был подписан Тильзитский мир. Россия примкнула к континентальной блокаде Англии, и англорусские финансовые связи прервались на несколько лет. После 1807 года Россия делала небольшие займы у банкиров Гамбурга и Генуи. Причем финансовые операции на территории, захваченной французскими войсками, русское правительство вынуждено было согласовывать с Наполеоном I. Между тем русско-французские отношения очень скоро приняли недружественный характер. Одна из причин охлаждения в отношениях между союзниками состояла в том, что континентальная блокада пагубным образом отразилась на российской торговле и денежном обращении, а попытки российского правительства занимать деньги во Франции оказались безуспешными.
Накануне и в ходе Отечественной войны 1812–1813 годов в управлении финансами России произошли важные перемены. В 1802 году были созданы министерства. В 1803-м при Министерстве финансов образована Экспедиция для внешних денежных дел. К ней частично перешли обязанности Конторы придворных банкиров. В 1806 году был образован Комитет финансов. Он в значительной степени стал определять финансовую политику правительства. После 18ii года международные финансовые операции производились под наблюдением III отделения Канцелярии министра финансов, образованного вместо Экспедиции для внешних денежных дел. В 1824 году оно было превращено в Канцелярию министра финансов по кредитной части, получившей затем название Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов. Она контролировала все заграничные финансовые операции дореволюционной России. Победа над Наполеоном вновь сделала доступными для России денежные рынки Англии и Голландии.
После упразднения Конторы придворных банкиров в качестве посредников с иностранными банкирскими домами продолжали выступать владельцы банкирских домов и, в первую очередь, банкирский дом Штиглицев. Самые значительные займы по 50 миллионов рублей были заключены А. Штиглицем в период Крымской войны.
До начала железнодорожного строительства в России внешние займы предназначались в основном на оплату военных расходов и поддержку денежного обращения. Железнодорожное строительство породило новую категорию займов. Их стали заключать общества, строившие дороги. Эти займы очень часто гарантировались государством, но, в отличие от государственных займов, носили строго целенаправленный характер. В 1857 году А. Штиглиц выступил в качестве одного из учредителей Главного общества российских железных дорог, созданного для постройки и эксплуатации железнодорожных линий протяженностью около 4 тысяч верст. Они должны были связать земледельческие районы России с Петербургом, Москвой, Варшавой, а также с побережьями Балтийского и Черного морей. В числе учредителей выступили также банкиры из Варшавы, Лондона, Амстердама, Парижа.
Международный финансовый кризис 1858–1859 годов способствовал расстройству денежного обращения в России. Пошатнулось положение Главного общества железных дорог. Реформа банковской и финансовой системы в 1860 году привела к ликвидации банкирского дома Штиглицев. В июне 1860 года А. Штиглиц был назначен первым управляющим Государственного банка. Это назначение было, несмотря на предъявлявшиеся
Штиглицу претензии в печати и в Министерстве финансов, совершенно естественным. Он продолжал держать в своих руках все нити финансового управления империей. Его переход в Государственный банк обеспечивал передачу многих функций придворного банкира новым финансовым структурам. На Государственный банк была возложена обязанность вести международные расчеты. Она сохранялась до 1866 года, до тех пор, пока А. Штиглиц оставался на посту управляющего Государственным банком. Отставка Штиглица повлекла за собой окончательную передачу контроля над заключением внешних займов Иностранному отделению Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов.
Русско-турецкая война 1877–1878 годов вызвала новый виток инфляции. В 1877 году Россия заключает новый 5-процентный внешний заем на 15 миллионов фунтов стерлингов. Немецкие банкирские дома начинают все чаще выступать, наряду с английскими, голландскими и французскими, в качестве кредиторов России. В частности, на берлинском денежном рынке большую популярность стали приобретать облигации российских железнодорожных займов. С 1870 по 1884 год царское правительство произвело семь выпусков консолидированных облигаций российских железных дорог для пополнения специального государственного фонда поддержки железнодорожных компаний. Во второй половине 1870-х годов в связи с обострением политических отношений, связанным с соперничеством на Среднем Востоке, роль основного кредитора России переходит от Англии к Германии. К началу 1880-х годов крупные немецкие банки образовали так называемый русский синдикат для размещения русских займов. Однако, Германия не долго оставалась главным кредитором России. В ноябре 1887 года Отто Бисмарк наложил запрет на русские ценности. Это отрицательным образом отразилось на русско-германских финансовых отношениях, чем не замедлили воспользоваться французские банки.
В 1889 году министр финансов И.А. Вышнеградский приступил к осуществлению разработанного еще его предшественником на этом посту Н.Х. Бунге плана конверсии русских займов. Он предусматривал обмен имевших хождение на иностранных рынках 5– и 6-процентных облигаций на займы с более низким процентом и более длительным сроком погашения. Основным результатом этих операций стал переход значительной части русских ценностей с германского на французский денежный рынок. Он осуществился при самом активном участии французских банков и был встречен с энтузиазмом французскими держателями русских ценностей. Однако, Вышнеградский не успел довести до конца план конверсии русских займов. В августе 1892 года министром финансов стал С.Ю. Витте. В 1893 году ему удалось окончательно разместить 3-процентный заем 1891 года, заключенный в Париже еще Вышнеградским, а в 1894 и 1896 годах сделать там еще два крупных государственных займа, разместив их преимущественно на парижской бирже.
3,5-процентный заем 1894 года на 100 млн руб. осуществила группа Ротшильдов. Заем этот был признан успешным, в частности, потому, что в его реализации принял участие английский Ротшильд. До 1885 года он был основным контрагентом русского правительства по кредитным операциям, но затем вплоть до 1894 года не принимал участия в выпуске русских займов. Этот заем предназначался для конверсии ряда 5-процентных железнодорожных займов и фактически завершил собой серию конверсионных операций, начатых в 1888 году Вышнеградским. В результате этих операций осуществился переход основной части русских ценных бумаг на парижскую биржу. Благоприятная экономическая конъюнктура позволила Министерству финансов осуществить в 1894–1895 годах ряд мер по стабилизации рубля и подготовить введение золотого стандарта в 1897 году.
Введение золотого стандарта, с одной стороны, открыло новые возможности для получения кредитов на европейских денежных рынках, а с другой стороны, потребовало от правительства постоянной заботы о золотом обеспечении рубля. Отныне государственные займы империи были связаны не только с военными расходами, но часто и с необходимостью поддержания золотого стандарта. Иностранные займы стали одним из важных источников финансирования экономической политики Витте. Витте надеялся использовать в интересах российской экономики международный денежный рынок. Однако, попытки установить постоянные деловые отношения с английским Ротшильдом и с банкирским домом Дж. П. Моргана окончились неудачей.
Попытки русского правительства выйти на английский и американский денежный рынки отчасти были вызваны политическими причинами. Кроме того, уже в конце 1898 года на европейском рынке появились первые признаки денежного кризиса. Основным кредитором России с 1890-х годов оставалась Франция, а французское правительство старалось использовать финансовые затруднения своего партнера по союзу и контролировало допуск к котировке на парижской бирже русских ценных бумаг. Так, в декабре 1899 года Витте получил согласие французского правительства допустить к котировке во Франции в течение
1900–1901 годов закладные листы Государственного дворянского земельного банка на сумму 200 миллионов рублей при условии, что Россия приступит к строительству Оренбурго-Ташкентской железной дороги. Мысль о необходимости постройки союзником такой стратегической линии возникла во Франции под свежим впечатлением от конфликта с Англией из-за Фашоды. Кроме того, в связи с начавшимся экономическим кризисом французское правительство стало требовать от русского правительства поддержки терпевших бедствие в России предприятий, в которых были вложены французские капиталы. В феврале 1901 года в Петербурге на совещании русского и французского начальников штабов французский представитель поднял вопрос о строительстве новой стратегической двухколейной железной дороги от Бологого до Седлеца, в свою очередь уже соединенного железнодорожной веткой с Варшавой. Бологое-Седлецкая линия должна была обеспечить ускоренную переброску войск к западной границе России из Петербургского, Московского и Казанского военных округов. Как и в случае с Оренбурго-Ташкентской дорогой, Витте поставил вопрос о строительстве линии Бологое – Седлец в зависимость от согласия французского правительства на русские займовые операции в Париже. В результате переговоров Витте получил согласие французского правительства на предоставление России займа на сумму 200 миллионов рублей.
В конце февраля 1905 года русское Министерство финансов начало переговоры с представителями французских кредитных учреждений о заключении очередного займа во Франции, однако, они были прерваны из-за поражения русских войск под Мукденом. Пришлось вновь обращаться к услугам берлинской биржи. Там в последних числах апреля 1905 года удалось договориться о реализации 5-процентных краткосрочных обязательств Государственного казначейства на 150 миллионов рублей сроком от 9 до 12 месяцев.
В парижских политических и финансовых кругах по обыкновению ревниво отнеслись к операции в Берлине, особенно после того как распространилось известие, что значительная часть обязательств Государственного казначейства через посредников оказалась в Париже. Вскоре после заключения займа в Берлине возобновились франко-русские переговоры о новом займе. Французские кредиторы были заинтересованы в сохранении твердой власти в России как гарантии французских вкладов в русские фонды и основ франко-русского союза. Когда стало очевидным, что Россия проиграла войну с Японией, а революционное движение в стране не идет на убыль, французское правительство выдвинуло два основных условия финансовой поддержки своего союзника. Первое условие – заключение мира, и второе – либеральные преобразования в стране. Кроме того, французская дипломатия взяла курс на поддержку постепенного сближения ослабленной войной России с Англией.
Размах революционного движения в России в ноябре-декабре 1905 года привел к интенсивному отливу золота из сберегательных касс. В конце декабря 1905 года установленный законом предел эмиссионного права Государственного банка был почти исчерпан. Судьба золотого денежного обращения в России оказалась в зависимости от крупного иностранного займа. Российский государственный 5-процентный заем 1906 года был заключен 9/22 апреля на сумму 2250 миллионов франков, из которых 1200 миллионов взяла на себя Франция, 330 – Англия, 165 – Австрия, 55 – Голландия и 500 миллионов – русские банки. Придать займу более широкий международный характер не удалось – от участия в нем отказались немецкие, итальянские, американские и швейцарские банки32.
Заем 1906 года спас царское правительство от угрожавшего ему банкротства и позволил сохранить введенную С.Ю. Витте в 1897 году систему золотого денежного обращения. Заем 1906 года, как никакая другая финансовая операция России за границей, оказался связанным с чрезвычайно важной политической акцией: безоговорочной поддержкой Россией Франции в ее конфликте с Германией. 1906 год стал переломным во внешней политике России. Открылась прямая дорога к соглашениям 1907 года с Японией и Англией и к завершению формирования Антанты. В русско-французских финансовых и экономических отношениях наступил новый период.
В годы промышленного подъема накануне Первой мировой войны сотрудничество русских и французских банков стало еще более тесным и разнообразным. После 1909 года Россия отказалась от размещения за границей государственных займов. Русско-французские банковские группы стали выступать в совместных операциях, связанных с финансированием железнодорожного строительства, финансовой экспансией на Балканах, санацией русских банков. К началу Первой мировой войны на парижской бирже котировалась 71 разновидность русских промышленных ценностей на сумму 642 миллиона рублей, в том числе акции
14 крупнейших русских металлургических заводов, 12 нефтяных и 15 каменноугольных предприятий, 5 банков. В Париже обращались акции русских каменноугольных предприятий на сумму, составлявшую около 60 % всех вложенных в эти предприятия капиталов33. К 1914 году в руках французских держателей находилось 80 % русского государственного долга, помещенного за границей, а 35 % иностранных капиталов, вложенных в русскую промышленность, были французского происхождения.
К началу Первой мировой войны Российская империя пришла с весьма значительным государственным долгом – свыше 9 миллиардов рублей. Из них внешний долг составлял 4,3 миллиарда и в два раза превышал все иностранные капиталовложения в экономику. По величине государственного долга Россия еще в начале XX столетия занимала второе место после Франции и первое по размеру платежей, связанных с займами. Заграничные займы сыграли заметную роль в финансировании войн и экономической экспансии империи.
Революция - волшебное слово для финансиста, это избавление от обязанности возвращать деньги...  Конечно Германия и Россия сильно пострадали от революций, но и списали себе  кучу государственных долгов под это... И если задуматься , то и нажиться не хило... на любителях хрустящих круасанов...

Завидно? Понятное дело завидно.  Вот если посмотреть, что делает дядька Трампапам... Тоже самое и делает в отношение любителей Панд...   Все слизано под кальку с Российского поведения в 1906 году.  Вложились? Молодцы... Ну  спасибо, теперь все вы свободны. Спасибо за развитие предприятий, мы забираем их себе обратно... на Родину....Какой такой государственный долг? Не не слышали...  Русским то сошло все с рук с их железными дорогами. Каждый раз когда иду по Троицкому мосту - ржу не могу...  Вот думаю дойду до конца моста и куплю французкий багет и запью пивасиком. Какой однако получился глобальный мировой , не побоюсь этого слова "мирово" распил бабла... В начале объявить русский золотой стандарт - все поверили , вложились... Кто вдохновители "немецкие " финансисты...  Кто должен был отвечать? Царское правительство - царь в кусты... Затем расстрелян коммунистами...   Немецкие финансисты тоже быстренько слились под шумок первой мировой...   Бедным французким буржуа достались - красивые фантики с двуглавым орлом... и антанта которая обещала выколотить долги из коммунистической России... Но по сути опять это обернулось новым заимствованием, новыми облигационными займами на войну... Повоевали , повоевали и бросили...
    Это как история с БАДМи, когда вам продают таблетки с "травками" , обжуливают на деньги, а птом опять звонят на ваш телефон и обещают вернуть ваши деньги через суд, но надо заплатить НДС с возвращаемой суммы... Вы платите опять. опять и опять...

File:1910. Облигация, Новороссийское общество, 100 фунтов ...

Поделится

Архив блога

Котировки

Идея