Реклама

четверг, 20 января 2011 г.

Яхты и лихорадка по их поводу ("Der Spiegel", Германия) ( В переводе ИноСМИ) , или куда мы потратим деньги если их заработаем.


Истинно богатые люди без помех предаются декадансу на борту своих роскошных яхт. При этом они особенно ценят работу немецких производителей. За такими верфями как Luerssen, а также Blohm & Voss стоят еще десятки фирм, которые делают реальным невозможное, в том числе и струи шампанского в душевых кабинах на борту.


Не много найдется в Германии людей с таким кругом знаменитых знакомых, как у Оливера Тройтляйна (Oliver Treutlein). Этот житель рейнской провинции знаком с одним из основателей Microsoft Полем Алленом (Paul Allen), с Саифом аль-Ислам аль Каддафи (Saif al-Islam al Gaddafi), то есть с сыном ливийского деспота, с американским миллиардером в области программного обеспечения Ларри Эллисоном (Larry Ellison), с его королевским высочеством принцем Султаном Бен Абд аль-Азиз аль Саудом (Bin Abd al-Asis Al Saud), а также с членами семьи из династии бывших владельцев торгового дома Horten.

Тройтляйн не склонен хвастаться своими знакомыми, это ему скорее неприятно, но что он может сделать? Теперь он регулярно встречается с такого рода людьми. С ними лично, а не с теми, кто на них работает.

У сорокалетнего Тройтляйна его сегодняшняя работа не была написана на роду. Он сначала получил профессию автомеханика, но скоро открыл в себе страсть к благородным ковровым нитям. В восьмидесятые годы на своем стареньком автомобиле VW-Passat он объездил всех торговцев, все красильни и прядильные фабрики в Германии для того, чтобы сделать из своего хобби профессию.
Сегодня он сидит в офисе своей фирмы в Мербуше (Meerbusch) под Дюссельдорфом во главе длинного стола, что свидетельствует о том, что своей цели он добился. По типу он человек раскованный, он носит белую рубашку поверх брюк, все время вскакивает с места и вытаскивает из папок образцы ковровых покрытий на белом картоне, расставленные на многочисленных полках до потолка. К каждому листу картона прикреплена фотография яхты. Названия у них примерно такие – «Octopus», «Rising Sun», «Al Salamah» или «Karinthia».

Все они принадлежат к числу самых  дорогих, самых больших и самых красивых лодок. Хотя на открывающейся на этой неделе специализированной ярмарке «Лодки» (Boot) в Дюссельдорфе и будут показаны красивые экземпляры, они все равно так же соотносятся с заказам Тройтляйна как мешок древесного угля и инкрустации из красного дерева.

Сама приемная его предприятия в последнее время больше напоминает «Зал славы» (Hall of Fame), где в рамках развешаны десятки писем от дизайнеров яхт и их владельцев. Их авторы благодарят Тройтляйна за его работу. Он показывает ковер цвета листа мяты и размером в один квадратный метр. Толщиной он по меньшей мере в пять сантиметров, и кажется, что из его середины исходят концентрические волны. «Этот ковер символизирует камень, падающий в озеро.  Лучше всего этот эффект заметен, конечно же, в салоне, площадь которого составляет 300 квадратных метров».

Тройтляйн занимался изготовлением ковровых покрытий для яхты «Swift 141», принадлежащей королевской семье из Абу-Даби. Что касается российского олигарха Романа Абрамовича, то для него он уже оснастил целую частную флотилию – «Pelorus», «Le Grand Bleu», «Mayan Queen», «Ecstasea», «Luna», а также вышедшую несколько недель назад из гамбургского порта «Eclipse» - крупнейшую частную яхту в мире. По крайней мере на данный момент.

Тройтляйн разрабатывает дизайн и затем производит и обрабатывает самые дорогие ковровые покрытия, которые только может найти обычный миллиардер. Чистый шелк? Нет проблем! Цена квадратного метра – около 3000 евро плюс 120 евро за доставку. Бамбуковую нить можно приобрести уже за 1500 евро, а простая универсальная нить "Uni-Ware"  стоит всего 600 евро.

Тот, кто хочет воспользоваться услугами Тройтляйна, должен забыть об экономии. «Яхта – это символ статуса, и таковым она останется и в будущем», - подчеркивает немецкий дизайнер яхт Иоахим Киндер (Joachim Kinder), у которого все это богатство временами вызывает жутковатое чувство.

«Громадная стоимость покупки и обслуживания приводит непосредственно к социальной зависти и к критике этого самого декаданса», - отмечает Киндер. При этом он здесь не единственный человек, получающий выгоду от неимоверного глобального тщеславия.

Самые главные верфи, конструкторы и те, кто занимается оснасткой яхт, находятся сегодня в Германии. Нигде в другом месте нет такого пафосного ноу-хау, как здесь. За последние 20 лет Германия стала центром строительства яхт класса «люкс», и потеснив Голландию и Италию.

Когда американский журнал Vanity Fair опубликовал карту под заголовком «A mogul’s view of the world» (англ.: Взгляд на мир с точки зрения магната – прим. перев.) с указанием важнейших точек для сверхбогатых, то рядом с карибским островом Сан-Мартин и горнолыжным раем Аспен фигурировал только один немецкий адрес – верфь Luerssen, расположенная в районе Бремен-Вегезак (Bremen-Vegesack).

Кто бы ни мечтал о воплощении декадентских плавающих планов, он, скорее всего, окажется на севере Германии. Михаэль Бреман (Michael Breman) является главным продавцом компании Luerssen. Эту работу он выполняет уже 15 лет. Раньше с момента первых разговоров о продаже до заключения договора могло пройти шесть лет. Сегодня все вопросы решаются в течение всего шести недель.

«Мы имеем дело с необычной ситуацией, - признается Бреман. – Еще никогда в мире не было так много свободных денег». Недавний экономический кризис ничего в этом отношении не изменил. Слегка притормозил эту отрасль, но не более того. Тот, кто желает приобрести яхту у компании Luerssen, должен заплатить минимум 50 миллионов евро.

Пожелания клиентов становятся все более необычными: вертолетные площадки стали уже обязательными, а иногда необходимо сделать даже две. Дело в том, что мест для этих плавающих гигантов даже в таких причальных центрах как Монако, Ницца, Портофино или Майорка становится все меньше. Некоторые клиенты заказывают холодные помещения, в которых можно по-настоящему поиграть в снежки, бросив якорь у берегов Багамских островов. Были заказы на операционные палаты, а также на звукозаписывающие студии.

Облицовка поверхностей должна быть выполнена экзотическими породами дерева – это можно сделать, используя отшлифованную до зеркального блекса кору папайи с нанесением, например, 15 слоев лака. Если для кого-то это покажется слишком обыденным, то ему могут предложить шпон «маркасса» (Markassafurnier). «Это уже больше нее является чем-то необычным, - говорит Бреман. – Мы работаем в развлекательном бизнесе и делаем все, даже если это незаконно или сомнительно с технической точки зрения».

Такие верфи как Luerssen, Abeking & Rasmussen в Бремене или Blohm & Voss в Гамбурге во многих случаях берутся за разработку и строительство этих дорогих игрушек. Помимо собственно верфи к этой работе подключается целая армада небольших и даже очень маленьких фирм, которые производят тонкую настройку и отделку. «Мы немного похожи на современных Робин Гудов, - отмечает продавец верфи Luersen в Бремене. – Мы раздаем деньги».
Особенно много денег пришлось раздать при строительстве яхты Абрамовича «Eclipse», хотя она и была построена компанией Blohm & Voss – конкурентом верфи Luerrsen. «Blohm & Voss пришлось, скорее всего, этот урок  стоил немало денег, - считает Тройтляйн. – Абрамович на самом деле приятный парень, однако для Blohm & Voss сделка по поводу строительства «Eclipse» оказалась очень непростой».

Компания из Гамбурга получила контракт на строительство новой яхты для Абрамовича шесть лет назад. За 300 миллионов евро она должна была завершить постройку яхты не позднее 2010 года, то есть к чемпионату мира по футболу в Южной Африке. Когда в декабре с опозданием на один год яхта покинула Гамбург, то ее стоимость уже составила примерно 800 миллионов евро.

Какую-то сумму Абрамович после этого вроде бы перечислил, а остальную часть эта гамбургская верфь может уверенно записать себе в убытки. Никто еще не смог так же виртуозно, как этот русский, исключить действие старого правила, по которому один метр яхты стоит около миллиона евро.

Есть один человек, который прекрасно знает яхту «Eclipse». Это Петер Хюльземанн (Peter Huelsemann), руководивший во время ее строительства отделом «Внутреннее оснащение» фирмы Blohm & Voss, после чего этот уроженец Мюнхена перешел на работу в фирму Абрамовича Blue Ocean, управляющую его судами и занимающуюся сдачей их в аренду. Сегодня Хюльземанн является уполномоченным фирмы Deutsche Werkschtaette Hellerau в Дрездене. Это предприятие в свое время снабжало всю ГДР мебельными стенками серии MDW. Теперь оно занимается разработкой интерьеров из самых изысканных материалов для таких концернов как E.on, а также для московских пентхаузов - и яхт.

Даже Хюльземана иногда поражают странные желания своих клиентов. «Я не удивлюсь, если кто-нибудь закажет облицовку мебели из язычков птиц колибри», - говорит он. Яхту «Eclipse» он не считает особо красивой. «В конце концов это просто раздутая 60-метровая яхта», - констатирует он.

Длина этой яхты составляет 163 метра. У нее девять палуб,  ее площадь составляет около 8000 квадратных метров; на ней расположены десятки помещений и салонов, а в ее экипаж входят 70 человек. Только содержание такого корабля стоит примерно 20 000 евро – в день. Абрамович хотел иметь самую длинную яхту в мире. Роскошные помещения для спа-процедур, кинозал и дискотека – это при подобного рода заказах обычное явление. А если в какой-то момент этому русскому захочется незаметно покинуть борт корабля, то он может пересесть на свою подводную лодку и в буквальном смысле залечь на дно.

Но уже во время заказа российскому миллиардеру, скорее всего, стало ясно, что в этот же момент другой человек заказал более длинную яхту для того, чтобы и здесь опередить соперника. «Честолюбивые мечты о том, чтобы иметь самую большую яхту в мире, превращаются в своего рода соревнование для сверхбогатых, - замечает дизайнер Киндер. – Это своего рода закон природы».

Так что рекорд принадлежал Абрамовичу не долго. Еще во время строительства яхты «Eclipse» конкуренты из компании Luerssen начали работы по созданию 180-метровой яхты под названием «Topaz» для одного из арабских шейхов. Кроме того, на стапелях этой верфи уже заложена яхта длинной 200 метров.

Абрамович как одержимый постоянной менял первоначальные планы, по крайней мере что касается внутреннего оснащения. Одна из вертолетных площадок неожиданно должна была опускаться вниз, вместо нормальных плоских телевизоров во всех помещениях были установлены аппараты с возможностями 3D. Еще дороже стала яхта после дополнительного заказа душевых установок Rain-Sky немецкой фирмы Dornbracht, лейки в которых по размеру почти не уступает капоту автомобиля. Одна такая установка стоит 18 000 евро, и она оборудована программируемым пультом для изменения цвета льющейся воды и добавления запахов.

«Клиенты уже давно отказались от джакузи, они теперь хотят иметь возможность разработки специальных сценариев, при которых можно менять размеры капель и скорость их падения», - рассказывает сотрудник компании Dornbracht Маттиас Войт (Matthias Voit). На его визитной карточке сказано, что он является менеджером по продажам элитных интерьеров. Он придумал эту сферу деятельности во время работы в расположенной в городе Изерлон (Iserlohn) фирме, занимавшейся производством высококачественного оборудования. Однако теперь он редко бывает в центральном офисе компании.

Год у Войта распланирован приблизительно так: шоу яхт в Монако в сентябре, в октябре International Boat Show в Форте Лодердейл во Флориде, в ноябре такое же шоу под названием Mets в Амстердаме, а в марте - в Дубае. В промежутке предусмотрены посещения индивидуальных клиентов в Лондоне, Нью-Йорке или Москве. Он также оказывал консультационные услуги Абрамовичу.

Абрамович хотел, чтобы на яхте «Eclipse» были установлены краны фирмы Dornbracht из серии Tara, но они не должны были быть просто серийными. Его дизайнер Теренс Дисдейл (Terence Disdale) предложил свой вариант некоторых элементов, в результате крестообразные ручки стали выглядеть так, как будто вокруг них вьется виноградная лоза. «Это выглядело ужасно», - признается Войт, которому в конечном итоге удалось отговорить клиентов от нового варианта, а вместо этого он предложил украсить краны платиновой проволокой.

Он не считает, что в результате получилось красиво, но тем не менее именно такими кранами был оснащен 51 умывальник на яхте «Eclipse» - это заказ на миллионы, и художники своими руками изготавливали их и отливали каждый отдельный экземпляр.

Особенно понравилась клиентам гигантская душевая установка Войта под названием RainSky. С ее помощью действительно создается иллюзия дождя, но при этом потолки в помещении должны быть не ниже 2 метров 40 сантиметров. Если у яхты уже заранее установлена высота потолка 2 метра 20 сантиметров, то в таком случае будет сложно ее установить, но, тем не менее, это будет возможно. Просто потолки будут разобраны, и «это будет стоить дополнительно пару миллионов», - говорит Войт. Необходимые в таком случае резервуары чистой и использованной воды также должны быть больше по размеру, и это совсем не дешевое удовольствие: одна установка RainSky потребляет в минуту 40 литров пресной воды, и подается она под давлением три бара.

«Мы делаем такие вещи, которые не под силу другим», - говорит Войт. Вот последний из вызовов: один русский хочет, чтобы из приобретенной им установки RainSky по выбору лилась вода или шампанское. «Сделаем», - отвечает Войт. Единственный вопрос состоит в том, будет ли шампанское подогретым или холодным – пока вопрос еще остается открытым.

Эту странную опцию заказал не Абрамович – только это и удалось у него выведать. Войт постоянно требует от своих сотрудников, чтобы они никому и ничего не рассказывали о конкретных проектах. Dornbracht и другие фирмы вынуждены при строительстве каждой новой яхты  подписывать долговременный договор о неразглашении (non-disclosure agreements) для того, чтобы предотвратить любую утечку информации.

Возможно, это делается для того, чтобы скрыть абсурдность некоторых проектов. Так, например, владелец яхты «Big Fish», американец, попросил в салоне своей яхты установить в три ряда более 60 плоских мониторов для того, чтобы целый день можно было показывать семейные фотографии родственников. Только на систему вентиляции этого гигантского экрана были затрачены миллионы.

«Если кто-то начинает болтать во время строительства яхты, то он уже на следующий день оказывается на улице, - рассказывает Райнер Гер (Reiner Gehr) – владелец фирмы, занимающийся оснащением яхт. – Неверно понимаемая гордость за сделанную работу может вылиться в потерю миллионных заказов. Мы солидные, опытные специалисты, и нам чужды все эти тусовочные дела».

Может быть именно поэтому Гера пока не привлекали для работы над каютами собственников. В этом супер-мега-гига-бизнесе по строительству яхт есть четкое разграничение и понимание того, кто и что должен делать. Не каждая фирма может быть привлечена к работе по оснащению яхт. Так, например, Гер занимается прежде всего оборудованием помещений для команды и для гостей. Но и для второго класса требуются только самые дорогие материалы.

Последний крупный проект назывался «Roma». Ситуация оказалась для Гера уже привычной: мужчины оплачивают постройку яхты, а ее оснащением занимаются их жены, что иногда приводит к конфликтам в области вкуса.

В случае с яхтой «Roma» супруга владельца требовала не только того, чтобы все мебельные ручки были усыпаны стразами фирмы Сваровски (Swarovski). Все поверхности шкафов нужно было покрыть эксклюзивной кожей ската. Гер – по профессии столяр – оказался перед вызовом. Где взять кожу ската? В какое время лучше ее купить? Как вообще ее обрабатывать? Сколько это будет стоит и какую указать цену?

Когда на все вопросы были найдены ответы и вся мебель была покрыта кожей ската, супружеская чета приехала в город Лунештедт (Lenestedt) в Нижней Саксонии для того, чтобы ознакомиться с результатами работы. Заказчику совершенно не понравилась рыба на мебели. «Уберите это и обтяните бежевой кожей» - последовал новый заказ. Оплачены были оба варианта.
Оригинал публикации: Im Yacht-Fieber
Опубликовано: 18/01/2011 11:00