К основному контенту

Реклама

Нефть? Нефть в Ленинградской области? Сланцевая лихорадка в Ленинградской области


Сланцевая лихорадка в Ленинградской области 


Ректор Горного университета Владимир Литвиненко объяснил, почему в Ленобласти не хотят добывать газ и нефть по новым технологиям и чего можно добыть "ещё". Читаем и думаем.
С легкой руки американцев весь мир охватила "сланцевая лихорадка". Сначала в Штатах стали добывать из сланца газ, а теперь пришел черед и нефти. Через несколько лет Америка – самый большой в мире потребитель газа и нефти – благодаря сланцам мечтает и вовсе отказаться от экспорта топлива. В последние годы и другие страны заговорили о своем желании заняться добычей "сланцевых углеводородов". И только Россия хранит гордое молчание. А ведь в Ленинградской области находятся совершенно уникальные запасы сланца. Там можно легко добывать не только газ и нефть, но и самый ценный продукт нашего столетия – широкую легкую фракцию углеводородов, которая используется в медицине и биотехнике. Но это – если по уму. А по жизни Сланцевский район Ленобласти считается едва ли не самым депрессивным в регионе. И похоже никто не стремится его оттуда вытаскивать.
АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА
О том, что из сланцевых пород (сланцы - минерально-органическое полезное ископаемое.- Ред.) можно добывать газ, который по своим характеристикам практически не отличается от природного, а заодно и нефть, в мире узнали далеко не вчера. Но долгое время ученые не могли придумать, как поставить это альтернативное топливо на службу человеку: слишком уж трудно и дорого извлекать его из сланцевых "полей".
- Объемы газа и нефти, которые можно извлечь из этой породы, очень маленькие, - объяснил нашему корреспонденту ректор Национального минерально-сырьевого университета "Горный" профессор Владимир Литвиненко. – Вот представьте: горная порода размером метр на метр - небольшой кубик. И в нем всего-то 2-10 процентов углеводородов. Для того чтобы извлечь миллионы кубов газа, нам надо охватить огромное количество сланцевых месторождений.
Но американцы не опускали руки. Еще бы, ведь запасы сланцевого газа на территории США оцениваются в 24 триллиона кубометров (для сравнения, на всю Европу, в том числе и часть России, приходится всего около 16 триллионов кубометров)! А мировые, технически извлекаемые запасы этого топлива составляют больше 200 триллионов кубометров. В начале 2000-х годов американцы изобрели новую технологию добычи сланцевого газа. Она позволяла извлекать его, во-первых, быстрее, а во-вторых, чуть дешевле.
- Технология очень сложна, - говорит ректор "Горного". – Прежде всего, нужно пробурить скважину глубиной около километра-двух в то место, где есть месторождения сланца. А рядом – еще одну. Затем следует произвести гидроразрыв пласта. Что это такое? Говоря простым языком, между двумя скважинами надо создать систему трещин. Представьте себе породу, наподобие гранита или мрамора. Не надо быть буровиком, чтобы понять, какую колоссальную энергию нужно приложить, чтобы в этом массиве образовались трещины.
ФОНТАН ИЗ ХИМИКАТОВ
Для того чтобы создать гидроразрыв, в скважину требуется закачать огромное количество воды: как правило, от 10 до 20 тонн. Следом "отправляются" специальные химические реагенты. Этот "раствор" и разрывает пласт, разрушая плотную породу, а заодно освобождая углеводороды.
- Что будет делать газ, который образовывается в результате синтеза (превращение твердого в газ), да еще и в большой количестве, в скважине? Он устремляется вверх вместе с огромным количеством воды. Минимум то, что мы закачали в скважину. Это самый настоящий фонтан, - рассказывает Владимир Литвиненко.
Иногда в этот момент из-за огромного давления разрушается устье скважин, разрываются трубы. Но и это не самое страшное.
- В атмосферу выбрасывается огромное количество жидкости с реагентами, которая к тому же еще прошла через пласт, - говорит Литвиненко. – Зона вокруг скважины от одного до десяти километров выглядит как безжизненный лунный грунт. Иногда там даже дышать невозможно. Европейские государства давно мечтали за счет получения нефти и газа из сланцев стать независимым в плане энергетики. Как видите, не произошло этого. В прошлом году я был на одном из совещаний в Гамбурге. Там четко озвучили мнение экологического сообщества: в Европе в ближайшие годы эту технологию использовать не будут. По крайней мере до тех пор, пока не найдут методы борьбы со страшными экологическими последствиями.
Ситуацию усугубляет еще и то, что бурить надо много и постоянно. Ведь любая скважина в первые полгода-год после гидроразрыва дает хорошие результаты, но потом добыча резко падает.
- Сегодня американцы добывают сланцевый газ только в тех районах, где очень низкая плотность населения, - продолжает Владимир Литвиненко. – В Европе, сами понимаете, это практически невозможно. И еще я хотел бы подчеркнуть, что только 30 процентов скважин, которые сейчас бурят в США, успешны.
Тем не менее, в прошлом году американцы смогли добыть больше 200 миллиардов кубометров сланцевого газа. Для сравнения, Петербург потребляет 10-12 миллиардов кубометров в год… Рост добычи газа в США уже сказался и на России. Еще недавно Газпром хотел выйти на американский континент: в США предполагалось продавать газ Штокмановского месторождения. Однако российское "голубое топливо" оказалось в Америке уже никому не нужно. И разработку месторождения отложили. Не у дел оказался и сжиженный газ из Катара. Американцы от него попросту отказались. В ответ арабы немедленно отправили свое богатство в Европу. В итоге на рынке упала цена "голубого топлива".
УНИКАЛЬНЫЕ ЗАПАСЫ ЛЕНОБЛАСТИ
Чисто теоретически сланцевый газ и нефть можно было бы добывать в Ленинградской области. Но делать это не нужно. По крайней мере, в этом уверен ректор "Горного".
- В городе Сланцы есть совершенно уникальные месторождения, - объясняет ректор. – Они почти выходят на поверхность (глубина залегания сланца в Ленинградской области – от 80 до 300 метров; в США – от 1,5 до 3 километров. - Ред.). Поэтому технологию гидроразрыва можно не применять. Следовательно, экологические последствия нас не должны пугать. В этом месторождении больше углеводородов, да и их качество очень хорошее. Но я хочу подчеркнуть: добывать там нефть и газ – это полная бесхозяйственность. В Сланцах можно извлекать куда более ценный продукт: широкую легкую фракцию углеводородов. Их сегодня дефицит в мире. Это бесценный продукт нашего столетия. Он используется и в медицине, и в биотехнике. Без него мы не получим ни энергоэффективных труб, ни полипропилена.
Тем не менее, в Сланцах вместо "голубого топлива", "нанонефти" и широкой легкой фракции углеводородов занимаются переработкой кокса…
Катерина Кузнецова
Публикуется с сокращениями. Полностью материал можно прочитать в свежем номере еженедельника "МК в Питере"

Популярные сообщения из этого блога

Про роботов, ФСФР и всякую хрень

Трейдер написал книгу о кризисе банка Société Générale ("Русская служба RFI", Франция)