Офшоры и жулики. Читаем и улыбаемся.


Нашлось применение и офшорным компаниям. В отличие от Чарльза Понзи, современные пирамидостроители обычно стремятся заблаговременно обеспечить себе безбедную старость. А для этого преступникам нужно как минимум вывести собранные миллионы за пределы досягаемости юстиции той страны, граждане которой были одурачены. Поскольку физически вывезти из страны такое количество наличных денег обычно не так-то просто, средства тем или иным способом "отмываются", то есть под благовидным предлогом переводятся в безналичную форму, а затем отсылаются за рубеж. Традиционно базой для открытия секретных банковских счетов служили такие страны, как Швейцария и Лихтенштейн. Начиная с 60-х годов двадцатого века, появились современные офшорные зоны, также предоставляющие своим пользователям весьма высокую степень банковской секретности, а заодно и безналоговые корпоративные структуры. Офшорные юрисдикции быстро стали не только базой для легитимного налогового планирования, но и, увы, настоящим отстойником для разного рода криминальных капиталов в том числе полученных в результате финансовых афер.

Как оказалось, особую ценность для жуликов могут представлять офшорные инвестиционные структуры: фонды, финансовые компании и, разумеется, банки. Конечно, не следует полагать, будто каждый офшорный банк это априори разбойничий вертеп. Напротив, каждый крупный международный банк обязательно имеет филиал или дочку в таких респектабельных офшорных юрисдикциях, как Джерси или Багамские острова. Эти дочерние структуры столь же надежны, как и их учредители, а строгость банковского надзора в данных юрисдикциях в последнее время мало чем уступает американским или британским образцам. Вместе с тем в некоторых офшорных зонах банковское законодательство оказалось настолько либеральным, что позволяло создавать банки не только без офиса и штата, но и без внесения сколько-нибудь серьезного капитала, а также и без реального государственного контроля над их деятельностью. Подобные банки получили название "пустышек" или "скорлупок" (shell bank) и представляли собой лишь комплект учредительных документов, а также и это самое главное набор корсчетов, управляемых с компьютера хозяина банка где-нибудь в Лондоне или Нью-Йорке. Разумеется, столь замечательным инструментом не могли не заинтересоваться, помимо банковских специалистов, также и криминальные элементы.
Поскольку банк, пусть даже офшорный, имеет государственную лицензию, деятельность контролирующих его "пирамидостроителей" в глазах их клиентов автоматически приобретает дополнительную степень легитимности. Кроме того, деньги, помещенные клиентами в такой банк, нет необходимости "отмывать", поскольку они уже и так оказываются практически вне контроля властей страны проживания клиента. Наконец, собственный банк может оказаться для преступников незаменимым инструментом для отмывания денег, полученных от любых других видов их деятельности скажем, торговли наркотиками, а также для передвижения криминальных капиталов по всему миру.
Известно множество историй об офшорных банках, уличенных в той или иной нелегальной деятельности, в том числе в построении финансовых пирамид. Вот лишь одна из них.
Гренада, о которой пойдет речь не провинция Испании, а названное в ее честь небольшое островное государство с населением в 100 тыс. человек, в 1974 г. получившее независимость от Великобритании. Это райский тропический уголок в Карибском море а заодно и офшорная зона.
Банк под звучным названием "Первый международный банк Гренады" (FIBG First International Bank of Grenada) начал свою деятельность в 1998 г. Его учредителем, председателем совета директоров и президентом стал бывший проповедник из Орегона Гилберт Аллен Зиглер. Впрочем, гренадское гражданство он получил уже под новым именем: Ван Артур Бринк. Смену имени банкир объяснял спиритуальными причинами. Интересно, что Зиглер имел на руках документы посла Доминиона Мелхиседек вымышленного государства, существующего разве что в сети Интернет. Уставный капитал банка в размере 20 млн. долл. был внесен не деньгами, как того требовал закон, а драгоценным камнем: великолепным рубином в форме мальчика верхом на буйволе.
Банк без ложной скромности позиционировал себя как один из ведущих финансовых институтов мира и вскоре приобрел репутацию жемчужины банковского сектора Гренады. Его отношения с властями страны поначалу были самыми идиллическими: правительство охотно подтверждало всем желающим, что банк пользуется на острове прекрасной репутацией. Как нетрудно догадаться, банк щедро жертвовал средства на политические нужды правящей партии. Прямые выплаты чиновникам не доказаны.
Маркетинговая политика банка была довольно оригинальна. Банк приглашал состоятельных американцев отдохнуть на Гренаде за его счет, а уже на месте им предлагались популярные лекции о том, как отвратительна американская налоговая система, и почему выгодно держать деньги в офшорных банках. Естественным заключением курса становилось заманчивое предложение от Первого международного банка. Таким образом, банк не предлагал своих услуг на территории США (что было бы нарушением американского законодательства), но, тем не менее, именно богатая Америка стала для него основным источником вкладов.
Не менее оригинальны были и финансовые инструменты, предлагаемые банком. Вернее, необычна была процентная ставка: по депозитным сертификатам в долларах она варьировалась от 30 до 250% годовых (в последнем случае требовалось вложить не менее миллиона долларов на 5 лет). Депозитные сертификаты оформлялись от имени дочернего банка под названием "Фиделити Интернейшнл Бэнк", зарегистрированного на Науру, крохотном острове в Тихом океане. Клиентам популярно разъяснялось, что средства вкладываются в сверхприбыльные транзакции на межбанковском рынке, которые обычно недоступны простым смертным, так как банки предпочитают делать деньги на таких операциях самостоятельно. Окончательно убеждало колеблющихся то обстоятельство, что вклады были на сто процентов застрахованы. (Страховщиком выступала небольшая офшорная компания под громким названием "Международная корпорация страхования депозитов".)
Надо признать, что офшорные банки имеют ряд конкурентных преимуществ по сравнению с "обычными". Прежде всего, они не платят налогов. Кроме того, они более свободны в выборе своей инвестиционной политики. Поэтому обычно они и в самом деле предлагают клиентам более привлекательные процентные ставки, чем их конкуренты на "большой земле". Например, вместо 4% годовых ставка может составить 4,5%. Или даже 5%. Но чтобы 250! Разумеется, всякому сколько-нибудь сведущему в финансах человеку было очевидно, что это явная афера. Клиенты банка к таковым не относились…
Целевой группой для маркетинговых усилий банка стали пожилые и религиозные американцы. Видимо, эта аудитория была ближе всего бывшему проповеднику. Рекламные материалы обильно уснащались цитатами из Библии, а сам банк характеризовался не иначе как "видение" и "благословение". Дела банка, по-видимому, шли блестяще. По отчетности, его доход (брутто) за 1999 г. составил 26 млрд. долл., что ставило его по данному показателю в один ряд с ведущими американскими банками. Активы тоже по отчетности достигли 62 млрд. долл.
У некоторых, впрочем, отчетность банка вызывала сомнения. В том числе и у внешнего аудитора банка Лористона Уилсона, который уже в марте 1999 г. обратился с крайне резким письмом к премьер-министру Гренады Киту Митчелу. В письме сообщалось, что банк препятствует проведению аудиторской проверки, что в своей деятельности он грубо нарушает даже либеральное банковское законодательство Гренады, и что активы банка, видимо, вымышлены. В письме даже высказывалось мнение, что глава гренадского надзорного органа, Департамента офшорных финансовых услуг, Майкл Крефт, "вероятно, коррумпирован", раз допускает подобные безобразия. Предлагалось немедленно взять банк под государственный контроль и начать расследование его деятельности. Правительство, однако, никак не отреагировало. (Близились выборы, и пожертвования были нужны позарез…) Более того, тот самый Майкл Крефт в июле 1999 г. выдал банку положительную рекомендацию для начала его деятельности в Уганде. Аудитора, конечно, пришлось уволить и нанять нового, более доверчивого.
Вообще в "сигналах" не было недостатка. Так, американское ФБР, не имея возможности воздействовать на банк самостоятельно, сочло своим долгом проинформировать власти Гренады о том, что банк занимается мошенничеством и отмыванием денег (октябрь 1999 г.).
Однако правительство все медлило. Официальная причина от клиентов банка никаких жалоб не поступало. Чиновники по-прежнему предпочитали считать банк просто нестандартно мыслящим игроком в современном экономическом мире. Но вот случилось неизбежное: к лету 2000 г. банк прекратил платежи! Посыпались судебные иски. Началось запоздалое расследование, и в январе 2001 г. была запущена процедура ликвидации банка. Ликвидатором была назначена фирма "ПрайсуотерхаусКупер". Она обнаружила, что долги банка перед его шестью тысячами вкладчиков составляют примерно 125 млн. долл., а что до активов, то их, можно сказать, нет совсем. И действительно, за полтора года упорной работы ликвидатором удалось вернуть всего 900 тыс. долл. Этого не хватило даже на покрытие расходов по деятельности самой комиссии, не говоря уже о выплатах кредиторам. Продолжается юридическая борьба за некоторые из активов, которые удалось разыскать, в частности, за недвижимость в Уганде, приобретенную Ван Бринком на средства банка. Ну, а прекрасный рубин, которым был внесен капитал банка, вообще существовал лишь на бумаге.
Идет расследование уголовного дела, несколько должностных лиц банка было арестовано. Среди фигурантов значится и Майкл Крефт, который был уволен со своего государственного поста. Что же касается основного персонажа этой истории, главы банка Ван Бринка, то незадолго до краха он сложил с себя все банковские обязанности и уехал в Уганду. Следователям достался только его ноутбук, но надежды отыскать с его помощью следы похищенных денег не оправдались было лишь обнаружено, что 80% закладок браузера ведет на порносайты. Кажется, в Уганде банкиру-проповеднику живется неплохо: говорят, что он купил особняк бывшего диктатора Иди Амина и женился на молодой угандийке. Перспективы его выдачи крайне туманны.
Премьер-министр Кит Митчелл партия которого, кстати, успешно выиграла выборы печально отметил, что у Гренады появились "проблемы с имиджем", но твердо пообещал, что теперь-то в финансовом секторе будет наведен надлежащий порядок. Тем не менее, 2002 г. ознаменовался новым банковским скандалом. Обанкротилась международная финансовая группа "Импириел Консолидейтед Груп" (Imperial Consolidated Group). Ее штаб-квартира была в Лондоне, и управлялась она англичанами (Джеред Брук и Линкольн Фрейзер) но операционный банк (Imperium Bank) был зарегистрирован на Гренаде. Долги составили 300 млн. долл., активы практически ничего… Впрочем, так можно и наскучить читателю.
Мнение экспертов единодушно: основная причина регулярных скандалов с офшорными банками заключается в низком (иногда нулевом) уровне регулирования банковской деятельности в соответствующих юрисдикциях.
Надо сказать, что за последние годы ситуация в офшорных зонах довольно радикально изменилась в сторону оздоровления. Под давлением США и других западных стран, а также международных организаций, таких как ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) и ФАТФ (Специальная финансовая комиссия по проблемам отмывания капиталов), в законодательствах офшорных зон, да и других стран мира, происходят важные изменения. В поистине глобальном масштабе предприняты серьезные шаги, направленные на предотвращение отмывания криминальных капиталов, а также на обеспечение большей прозрачности как корпоративных структур, так и банковской системы. Офшорным юрисдикциям приходится более плотно заниматься регулированием своих финансовых институтов, а также заключать договоры об обмене налоговой информацией с США и другими развитыми странами. Несогласные с таким подходом офшорные зоны включаются в "черные списки", и им грозит применение международных санкций.
Такая традиционная "банковская" офшорная юрисдикция, как Науру, вошла сразу в оба списка - ОЭСР (нечестная налоговая конкуренция) и ФАТФ (отмывание денег), поскольку не проявила особого интереса к сотрудничеству ни с одной из организаций. Это единственная страна, на которую международные санкции уже наложены (на октябрь 2002 г.), что, кстати, фактически означает прекращение деятельности ее банков. Но Науру скорее исключение из правил: большинство офшорных зон идет на сотрудничество с международными организациями. Так, другая юрисдикция, Ниуэ, в июне 2002 г. полностью пересмотрела свое банковское законодательство, и больше офшорные банки там регистрироваться вообще не будут. В награду Ниуэ уже в октябре исключили из черного списка ФАТФ.
Что же касается Гренады, она, как легко догадаться из вышеизложенного, весьма прочно утвердилась в списке ФАТФ, хотя в настоящее время и прилагает все усилия, чтобы оттуда выбраться. Правительство Гренады уже закрыло большую часть (36 штук) из зарегистрированных на острове офшорных банков, оставив "в живых" только девять. ФАТФ реагировала благосклонно, но в черном списке Гренаду пока оставила.

Источник

Популярные сообщения