Реклама

четверг, 18 марта 2010 г.

Любопытная статья об инсайде


Манипулирование рынком оставляют вне биржевой игры
Вчера после многолетней дискуссии правительство утвердило и внесло в Госдуму закон о противодействии использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком. Итоговый вариант документа предусматривает введение уголовной и административной ответственности за нарушения законодательства. Инвесткомпании и профучастники зарабатывают на торговле инсайдом, утверждают участники рынка, и действенных мер по борьбе с нарушениями законодатели еще не придумали, утверждают эксперты.
Президиум правительства вчера одобрил и направил в Госдуму проект закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». Как пояснил «Ъ» глава Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Владимир Миловидов, новый закон вводит два ключевых для российского рынка понятия — манипулирование рынком и инсайдерская информация (см. справку). Согласно закону, инсайдерами являются не только профучастники рынка ценных бумаг (брокеры, дилеры), но и эмитенты, члены советов директоров, владельцы более чем 25% акций компаний, рейтинговые агентства, аналитики инвесткомпаний, а также госслужащие. Следить за соблюдением законодательства об инсайде и манипулировании будет ФСФР. Предотвращением и выявлением нарушений законодательства займутся в том числе саморегулируемые организации и биржи.
«Детализация наказания» за нарушение нового закона пока не прописана, отмечает господин Миловидов. Впрочем, уже ясно, что нарушителям будет грозить как административное, так и уголовное наказание. Изменения в Кодекс об административных правонарушениях уже утверждены депутатами Госдумы в первом чтении. «Поправки в Уголовный кодекс находятся на финальных стадиях согласования с заинтересованными ведомствами, и как только мы получим их комментарии, поправки будут внесены на обсуждение правительства»,– пояснил господин Миловидов. При этом он не уточнил, когда могут быть приняты эти поправки, сказав лишь, что «до конца этого года мы вряд ли успеем это сделать».
До сих пор распространение и использование инсайдерской информации на фондовом рынке фактически не контролировалось. Первый вариант закона «Об инсайдерской информации и манипулировании ценами» был разработан Федеральной комиссией по ценным бумагам (ФКЦБ, предшественник ФСФР) в 2000 году. Однако он не был согласован в ведомствах, и Госдума не начинала его рассматривать. В действующем с 1995 года законе «О рынке ценных бумаг» сделана попытка регулирования лишь сделок, совершаемых с использованием служебной информации. Новый закон вводит понятие манипулирования на всех организованных рынках, включая товарный рынок и рынок производных инструментов.
ФСФР не раз заявляла, что на российском рынке торговля на инсайде и манипулирование «происходят постоянно». Однако регулятор смог доказать лишь один такой случай. В ноябре 2007 года обвинения были предъявлены одному из клиентов компании «Норд Капитал», кипрской компании Palmaris Holding Limited (см. «Ъ» от 23 ноября 2007 года). ФСФР уличила ее в манипулировании ценами на акции РИТЭК. Компания выступала покупателем и продавцом акций одновременно (использовала кросс-продажи), за счет чего котировки РИТЭК взлетели более чем на 30%.
Подозрения на предмет инсайдерской торговли и манипулирования возникают периодически. В середине октября 2003 года ФКЦБ пыталась найти инсайдеров среди игроков рынка российских еврооблигаций. Цены этих бумаг достигли своего пика за 35 минут до оглашения новости о присвоении России инвестиционного рейтинга агентством Moody`s. В 2004 году произошел аналогичный случай. За 15 минут до официального объявления о повышении рейтинга России агентством S&P начался резкий рост российских акций и облигаций на биржах. Кроме того, ФСФР проводила разбирательство вокруг сделок с паями компании «Пиоглобал», котировки которых в начале 2007 года выросли на 1000%. В мае 2007 года, когда акции ВТБ начали торговаться на биржах, котировки старого и нового выпусков ценных бумаг разошлись в цене в несколько раз (см. «Ъ» от 29 мая 2007 года). В 2006 году аналогичная ситуация проявилась в начале торгов акциями «Полюс Золота». Впрочем, признаки манипулирования, описанные в существующем законодательстве, в проведенных расследованиях доказать не удавалось.
«На инсайде и манипулировании сегодня зарабатывают многие участники рынка,– утверждает управляющий директор ФК «Открытие» Михаил Беляев.– Но говорить о реальных масштабах этой проблемы сложно». «На моей памяти нет ни одного успешного примера расследования таких нарушений вне зависимости от меры наказания. К сожалению, пока в России не умеют определять и наказывать ни инсайдеров, ни манипуляторов ценами»,– констатирует господин Беляев.
«Сегодня мы выявляем случаи манипулирования и инсайда крайне редко и неуклюже, так как зацепиться за нарушителей практически невозможно»,– признает господин Миловидов. По его мнению, с принятием закона выявление подобных случаев резко возрастет.
Однако участники рынка отмечают, что скорого эффекта от вступления в силу закона ожидать не стоит. «У ФСФР нет системы контроля таких нарушений, и о них становится известно уже из публикаций в прессе. Сначала появляется статья в газете, а потом начинается расследование»,– говорит гендиректор инвесткомпании «Алор» Анатолий Гавриленко. По мнению гендиректора инвесткомпании «Церих менеджмент» Александра Щеглова, ФСФР сегодня «не обладает ни достаточным аппаратом для эффективного отслеживания подобных нарушений, ни технологиями». Эксперты указывают на опыт западных стран, где законодательство о манипулировании и инсайде предусматривает в том числе уголовную ответственность. Однако отследить все незаконные действия профучастников все равно не удается.
Отсутствие реальных случаев выявления нарушений и правоприменительной практики может обернуться не в пользу профучастников после того, как закон заработает. «Я очень боюсь, что когда этот закон вступит в силу, проблемы могут возникнуть у очень многих участников рынка. Суды не знают, как ведутся дела по инсайду, и есть опасения, что в первое время к нарушителям будет применяться самое строгое наказание, и доказать свою невиновность будет очень сложно», говорит господин Гавриленко.
Александр Ъ-Мазунин